Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Анимация может быть всем, чем вы хотите»: Интервью с с создателями мультфильма «Семейка Крудс: Новоселье»

«Анимация может быть всем, чем вы хотите»: Интервью с с создателями мультфильма «Семейка Крудс: Новоселье»

Сегодня в Сети появился трейлер сиквела «Семейки Крудс», премьера которого назначена на декабрь.

Пережив землетрясение, Крудсы пытаются приспособиться к жизни в новом мире, но оказывается, что они больше не одиноки. К своему удивлению Беттерманы, которые волей эволюции оказались на голову выше семьи пещерных людей, узнают, что никакие современные удобства не могут заменить семейного тепла. В нашем интервью режиссер фильма Джоэль Кроуфорд и продюсер Марк Свифт делятся своими источниками вдохновениями, рассуждают о перспективе получения «Оскара» и рассказывают о том, чего ожидать от нового приключения Крудсов.

В чем заключались основные сложности продолжения проекта вместо Кирка де Микко и Криса Сандерса?

Джоэль Кроуфорд: Я чувствовал давление! Марк и я не работали над первой частью «Семейки Крудс», но во время ее создания мы занимались другой франшизой Dream Works. Мы смотрели ее с позиции преданных зрителей. Это замечательный фильм! В персонажах столько жизни, они настолько уникальны, что мы были рады продолжить их историю. С самого начала Марк и я были очень осторожны, так как нам хотелось остаться верными этим персонажам и дать их поклонникам возможность снова встретиться с любимыми героями. Нам очень помог Крис Сандерс, так как он участвовал в создании ранних версий сценария. Он вносил свои коррективы, что оказалось очень полезно.

Марк Свифт: Этот прекрасный мир и эти замечательные персонажи дали нам широкое поле действия, для того чтобы создать хороший фильм.

Кто или что вдохновляет вас в мире анимации?

ДК: Классические фильмы Disney, на которых я вырос. Особенно приключения, вроде «Робин Гуда», одного их моих самых любимых мультфильмов. В нем есть жизнь и радость. Это удивительно, сколько в этих рисунках, в особенности традиционных, энергии! Насколько реалистичны эти персонажи. В этом смысле «Робин Гуд» для меня — эталон. Также я бы назвал фильмы Миядзаки. Миры, которые он создает, и уровень человечности в них очень вдохновляют меня.

МС: Я думаю, справедливо будет сказать, что и я, и Джоэль обожаем анимацию, потому и занимаемся ей. Мы росли на ней, мы ходили смотреть ее в кинотеатрах. Но самое забавное, на мой взгляд, это то, что при создании фильма мы вдохновлялись не только мультипликацией, но и игровым кино. Работая над ним, мы смотрели какие-то сумасшедшие комедии, потому что порой энергия в них была очень похожа на то, что мы бы хотели показать в нашей работе. Иногда Джоэль предлагал взять в качестве примера какой-нибудь фильм, который был совершенно не пригоден для детской аудитории. Но оказывалось, что ему запомнилась какая-то конкретная сцена, которую в итоге мы использовали как референс. Например, Джоэль заставил нас посмотреть «Сводных братьев» с Уиллом Ферреллом. Энергия его персонажа в фильме соответствовала тому, что мы хотели видеть в нашем мультике. Так что наши источники вдохновения очень эклектичны.

ДК: Да, «Сводные братья» и «Мачо и ботан».

МС: Это видно в фильме. Он очень искренний, теплый и запоминающийся, но в то же время в нем есть фантастический юмор, и иногда в нем просматриваются отсылки к другим картинам.

Джоэль, для вас фильм стал полнометражным режиссерским дебютом. Что показалось вам особенно сложным в работе над полным метром по сравнению с коротким?

ДК: Взявшись работать над продолжением «Семейки Крудс», я понимал, как высока планка и как непросто может оказаться создать фильм, который будет верен первому и при этом окажется для зрителей новым опытом. Создавать сиквел само по себе дело непростое. Идейно первая часть очень важна, и я думал: «Как сделать посыл продолжения еще более важным, более глобальным?» Для меня самым сложным оказалось взять героев, которых я сам очень люблю, и убедить зрителя в том, что их новое приключение — встреча с новой семьей — будет так же интересно, как и первое. Также, учитывая, что в первом фильме довольно много героев, мне было сложно сделать так, чтобы и они, и новые персонажи получили достаточно экранного времени. То есть нам нужно было представить аудитории трех новых героев, раскрыть их характеры и показать их взаимодействие друг с другом и при этом сделать так, чтобы наша история не стояла на месте. Из-за этого у меня было немало бессонных ночей, но я думаю, что в итоге все получилось. У нас отличный актерский состав, замечательные герои, и сложнее всего было достойно обойтись с каждым.

Марк, вы работаете с Dream Works уже много лет. Сиквел «Семейки Крудс» сначала отменили, потом снова запустили в производство. Чем вас так заинтересовал проект, что, несмотря на все сложности, вы все-таки не отказались от участия в нем?

МС: Когда вышел первый фильм, он был очень тепло воспринят аудиторией. Людям он понравился, поэтому Dream Works собрались заниматься продолжением. В какой-то момент Universal купил Dream Works, и в управлении компанией произошли некоторые перестановки, поэтому многие проекты было решено передвинуть. Но все это время я хотел сделать сиквел, поэтому, когда Universal взялись за проект, меня пригласили принять участие в его запуске. Как и Джоэль, я был поклонником первой части. Но дело тут не только в популярности первого фильма. Я должен был взглянуть на этот мир, на этих персонажей и честно ответить себе на вопросы: «Есть ли здесь продолжение? Хочу ли снова увидеть этих героев на экране?» Ответ на них не всегда положительный, но в этом случае я знал, что у проекта есть потенциал. Мне показалось, что встреча пещерных и современных людей и ее исход может быть интересен, я был заинтригован, потому и взялся за работу.

Вы не испытывали давления, зная, что первый фильм в свое время получил номинацию на «Оскар»?

МС: Я считаю, что эту информацию нужно было отодвинуть на задний план и сфокусироваться на истории, сделать все возможное, чтобы она была максимально захватывающей. Мне нравится давление от осознания, что нужно сделать сиквел, который будет как минимум так же хорош, как и первая часть, потому что это мотивирует тебя ни перед чем не останавливаться на пути к успеху. Но да, было бы отлично удостоиться номинации на «Оскар»!

ДК: Нам не хотелось браться за работу только из-за надежды получить «Оскар». Не хотелось делать фильм из-за ложной мотивации. У нас не было желания прибегать к чрезмерному драматизму там, где ему нет места, поэтому мы задали себе несколько вопросов: «Что хочет увидеть зритель? Чего мы сами хотим для этих персонажей в будущем?» Ответы на эти вопросы и стали нашим ориентиром: давайте сделаем этот мир и новый момент в жизни Крудсов еще более запоминающимися.

В трейлере мы видим столкновение двух семей, и возникает вопрос о том, кто из них лучше приспособлен к жизни в новом мире. Откуда родилась эта идея?

ДК: Когда вы впервые видите Крудсов, вы видите семью пещерных людей, грубоватых персонажей, и у каждого из них есть свои недостатки. Мы хотели обратить внимание на то, как все мы воспринимаем незнакомых людей. У Крудсов нет дома, они спят, свалившись в кучу, они всегда жили в неприветливом мире, но при этом между ними мы чувствуем привязанность, тепло семейных уз. Кстати, тот факт, что они спят, свалившись в кучу, играет в этом не последнюю роль. На внешнем уровне кажется, что в семье Беттерманов (The Bettermans — «лучшие люди») все обстоит гораздо лучше. И хотя они живут в раю, со всех сторон он огражден стенами. Они живут высоко на дереве с современными удобствами, они овладели земледелием, но, возможно, во всех этих улучшениях они что-то потеряли. Беттерманы выстроили стены между собой и утратили связь друг с другом, и это то, что все еще есть у Крудсов и чему они попытаются научить новых героев. Мы видим каждую семью глазами другой. Сначала Беттерманы ведут себя дружелюбно с Крудсами, но при этом не воспринимают их всерьез, ведь они всего лишь пещерные люди, пережиток прошлого. Что они могут им дать? Но благодаря Крудсам изменится их восприятие мира, они поймут, что им нужна такая же крепкая связь друг с другом.

Могут ли зрители ожидать появления новой живности в сиквеле? Как вам удается придумать таких зверей, учитывая, что ничего подобного в действительности не существовало?

ДК: Однозначно! Это очень интересно. Между собой мы называем период, показанный в фильме, Крудсианским (the Croodacios), то есть когда мир еще был очень молод, как подросток. Он рос, он пытался выяснить, каким он хочет стать, он был неловкий, и этим мы объясняем такое разнообразие животных. Придумывая их, мы спрашивали себя, подходящая ли это комбинация? И это было очень увлекательно! Некоторые создания прошли испытание, некоторые нет, но все они были забавными комбинациями. Мы точно покажем зрителям новых зверей!

МС: Мне кажется, для художников, с которыми мы работали, абсолютная свобода стала одновременно и преимуществом, и трудностью. Никаких правил нет! Можно придумывать что угодно и дать своему воображению возможность разгуляться! Единственное, что немного отличает животных сиквела от зверей первого фильма, это то, что в первой части либо звери пытались убить Крудсов, либо Крудсы охотились на них. Другого варианта дано не было. Но у Беттерманов животные используются для земледелия, так что они получились немного милее прежних. Например, у нас появилось очаровательное существо: наполовину корова, наполовину мамонт. Мы зовем его мумамонт, и оно просто невозможно милое! Я бы хотел такого себе.

Есть ли какая-то одна мысль, которую вам бы хотелось, чтобы зрители точно запомнили после просмотра? Самая важная.

ДК: В самом начале две эти семьи воспринимают друг друга в штыки, особенно отцы. Они не нравятся друг другу, они воспринимают свои отличия как что-то отталкивающее. Но когда они немного сближаются, то не просто принимают их — они радуются им. Ведь именно наши различия делают каждого из нас уникальным. В этом фильме очень много смеха, так что я надеюсь, что новое приключение Крудсов вызовет у зрителей улыбку и принесет немного радости, ведь сегодня нам всем это очень нужно.

МС: Я бы сказал, что этот фильм — о дружбе. Первоначально Иип и Дон должны были соревноваться из-за Малого, их отношения должны были стать любовным треугольником. Но в итоге мы пошли другим путем, спросив себя: «Каков положительный исход такой ситуации?» Две девочки-подростка, у которых никогда не было подруги. Как они отреагируют друг на друга? Они подружатся! У них наконец-то есть друг! С отцами происходит что-то похожее. Они как бы противостоят друг другу, но в итоге и они понимают, что дружба — это вообще-то отличная вещь! Всегда приятно иметь того, с кем можно поговорить.

Вам когда-нибудь казалось, что анимацию несколько недооценивают в современной киноиндустрии? Что она воспринимается скорее как развлечение, а не как форма искусства?

ДК: Да, существует тенденция, согласно которой мультипликация предназначена исключительно для детей, это в некотором смысле няня для ваших детей. Но это совсем не так, и в последние 20 лет, с развитием анимации, это становится все более очевидным. Я бы сказал, что сегодня существуют мультфильмы для самых разных возрастных категорий. Их все меньше воспринимают как развлечение и все больше прибегают к анимации в самых разных жанрах.

МС: Анимация может быть всем, чем вы хотите. Это то, что мы наблюдаем сегодня. Мы видим мультфильмы, целевой аудиторией которых являются взрослые, и я очень ценю тех, кто видит мультипликацию как нечто большее. Мы не занимаемся производством коротеньких забавных мультиков для детишек. Мы создаем самые разные фильмы, многие из которых обращаются к очень серьезным, взрослым темам. Сегодня люди начинают это понимать, и это вселяет в нас уверенность.

Алёна Попова