Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Ледокол»: Рецензия Киноафиши

«Ледокол»: Рецензия Киноафиши
Два капитана

Семен Семенович был явно не в духе. Вид имел угрожающий. И уступать дорогу, в общем, не особо спешил. Наоборот. Он уперто пробивался вперед, напирал и кряхтел так, что даже матерым морякам-полярникам становилось не по себе. И те растерялись. Обалдевшие, они «примерзли» к палубе и смотрели, как Семен Семенович – огромных размеров айсберг, прозванный так каким-то юмористом-матросом (в кубрике в тот вечер крутили «Бриллиантовую руку») – собирается подмять под себя их ледокол.

Петр Федоров в фильме "Ледокол"
Петр Федоров в фильме "Ледокол"

Правда, на первый раз Семен Семенович ледокол пощадил – столкновения не произошло. Тем не менее, одного из матросов смыло за борт, и, спасая его, капитан Петров (Петр Федоров) грубейшим образом нарушил инструкцию: из-за рискованного маневра могли погибнуть вообще все – все 77 человек. Об этом вопиющем поступке расторопный старпом моментально доложил в Москву, и Петрова сместили. На его место прислали озверевшего морского волка – капитана Севченко (Сергей Пускепалис), который сразу же призвал команду «ударить по разгильдяйству и бардаку». Бардак, действительно, был на лицо: вертушка, доставившая нового командира в относительной ценности и сохранности (авария при посадке не в счет), обратно лететь «отказалась», и бывший капитан Петров, а также летчик-тунеядец Кукушкин (Александр Паль) остались в плену ледокола. Впрочем, и сам ледокол вскоре стал пленником непроходимых льдов Антарктиды…

Александр Яценко в фильме "Ледокол"
Александр Яценко в фильме "Ледокол"

Один из самых крупных проектов этого года, фильм-катастрофа «Ледокол» Николая Хомерики, снимался на «основе реальных событий». Однако соотношение с реальностью в данном случае относительное: такой случай действительно имел место быть, однако выглядело всё несколько по-другому. Да, в 1985-м году, ледокол «Михаил Сомов» (в фильме «Михаил Громов») попал в ледяной плен и провел в дрейфе 133 дня. Вот только отстраненный капитан сразу же улетел в Москву. И часть команды была эвакуирована. И на выручку пришел другой ледокол – «Владивосток» во главе с капитаном Чилингаровым: вдвоем оба судна смогли пробиться к чистой воде. И никакой айсберг «по следу» за ледоколом не шел: теоретически, такой природный «фортель», конечно, возможен (если маршрут корабля совпадает с подводным течением), на деле же подобное встречается довольно редко.

Сергей Пускепалис в фильме "Ледокол"
Сергей Пускепалис в фильме "Ледокол"

К чему я это? А к тому, что от «Ледокола» возникает странное ощущение. Все вроде правильно, «реалистично», авторов консультировал настоящий капитан «Сомова» - а вот не веришь, и всё тут, хоть стреляй. Конечно, на документальность никто и не претендовал (это же не документальный фильм, в конце концов), а делать слепок с реальности художник не обязан и не должен. Но судите сами. Прилетел на ледокол вертолет, сломался, взлететь не смог. Что ж тут поделать, и не такое бывает. Но разве это единственный вертолет в СССР? Долетел один – долетит и другой. А значит, есть возможность привезти еду-медикаменты, увезти больных и т.д. (Повторюсь, в реальности часть команды была эвакуирована). В фильме же страна свой ледокол бросает. Или у нее авиации нет, уж не знаю.

Александр Паль в фильме "Ледокол"
Александр Паль в фильме "Ледокол"

Есть и другой момент. Помните хрестоматийную сцену из фильма «Армагеддон»? – ту самую, где русский космонавт в шапке-ушанке чинил свою «летающую тарелку» исключительно ударными методами (то есть кувалдой)? Так вот, в «Ледоколе» вертолет чинится приблизительно также – ударом крепкого мужского валенка по панели управления. Да дело даже не в этом. Большинство персонажей так сильно напоминают того космонавта в ушанке, что и сам фильм становится на него похожим. Я не хочу сказать, что перед нами типичная киношная Россия глазами иностранца – мол, плавают русские увальни в железном корыте, а коварный номенклатурный чинуша портит им жизнь. Но что-то подобное в фильме явно есть. И этого «чего-то» в «Ледоколе» уж слишком много.

Так что слабое место фильма – его сценарий. С его пробелами (объясните, а почему беременная женщина сбегает из больницы?), с его упрощениями (капитан сердитый просто потому, что сердитый) и т.д. Но, как говорится, не сценарием единым… Ведь фильм-катастрофа жанр специфический. Если есть напряжение и драйв, подкрепленные хорошими спецэффектами – будет и кино. А напряжение в «Ледоколе», безусловно, есть. И пусть в середине действие немного провисает, однако ближе к финалу об этом уже забываешь. На первый план выходит аттракцион, который сделан очень добротно.

Петр Федоров в фильме "Ледокол"
Петр Федоров в фильме "Ледокол"

Что же касается спецэффектов, то, за исключением некоторых нюансов, они на уровне. И не будем забывать, что мы имеем дело все-таки не с голливудским бюджетом – по нашим российским меркам это вообще выше всяких похвал. Вообще, масштаб фильма, конечно, впечатляет. Да и сделано все очень качественно, добротно – без намека на халтуру. И актеры… не буду расхваливать всех и каждого (а актеры, поверьте, молодцы), выделю удивительно органичного Александра Паля – чудаковатого летчика Кукушкина, который несколько «не от мира сего».

Анна Михалкова в фильме "Ледокол"
Анна Михалкова в фильме "Ледокол"

Так что если говорить о фильме в целом, то он, в общем, неплох. И вполне мог бы стать отличным, если бы не сценарий. А уж если бы артхаусный режиссер Николай Хомерики, получивший так называемую студенческую «Пальмовую ветвь» в Каннах, не побоялся бы отойти от готовых формул, а рассказал бы эту историю своим языком, пропустил бы ее через призму своего «Я» – не побоялся бы принести в мейнстрим хотя бы некоторые свои наработки (как сделал это Алексей Мизгирев в «Дуэлянте»), тогда «Ледоколу» и цены бы не было.

Петр Федоров в фильме "Ледокол"
Петр Федоров в фильме "Ледокол"

Вера Алёнушкина

В российском прокате с 20 октября 2016 года

Расписание и покупка билетов на фильм «Ледокол»