Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Русские евреи. Фильм второй»: Рецензия Киноафиши

«Русские евреи. Фильм второй»: Рецензия Киноафиши
Пятый пункт в советской анкете

Они всегда были чужаками, куда бы не пошли. Один из самых древних и неоднозначных народов – евреи – казалось бы, в многонациональной России точно должны найти свое место!

Свердлов, Зиновий Пешков, Марк Шагал, Фаина Раневская – это лишь самая малая часть из тех, кого мы видеть привыкли больше в анекдотах и сатиристических фильмах. Повествование охватывает исторические сводки от основателей новой русской деспотии до юдофобии, пришедшей на смену юдофилии. Леонид Парфенов в фильме «Русские евреи. Фильм второй. 1918-1948», снятом вместе с режиссером Сергеем Нурмамедовым, затрагивает одну из самых неоднозначных тем российской истории.

Кадр из «Русские евреи. Фильм второй. 1918-1948»
Кадр из «Русские евреи. Фильм второй. 1918-1948»

В глаза бросается не столько тема и дихотомия взгляда исследователя, сколько очень смелое использование монтажа и всех возможностей компьютерной графики. Количество использования режиссером и Парфеновым зеленого фона в фильме составляет большую часть всего экранного времени. Поместить нависающие над Парфеновым огромные портреты? Почему бы и нет! Оживить по одной лишь фотографии архитектуру прошлого? Пожалуйста! Оживить поэтов, что как будто только-только встали из могил, и заставить их читать свои произведения? Да легко! Уже одно это способно доставить ни с чем не сравнимое удовольствие любому эстету. Если дополнить еще и некую иронию со стороны Парфенова относительно затрагиваемых им тем, такую родную и радушно принимающуюся русским зрителем, присовокупить попытку представить оба взгляда на происходящее, предоставив уже аудитории решать, кто прав, а кто виноват – и вот уже «Русские евреи» так и просятся на уроки истории как обязательная часть современной образовательной программы.

Кадр из «Русские евреи. Фильм второй. 1918-1948»
Кадр из «Русские евреи. Фильм второй. 1918-1948»

- В первом фильме речь шла о вековых притеснениях и накопившихся в черте оседлости энергии еврейской молодежи, - вспоминает автор и ведущий фильма Парфенов, - во втором рассказывается больше о звездах, известных истории именах. Здесь было важно показать именно массовость вовлечения еврейского народа в советский проект, то явление, когда «на места» присылался либо русский, либо еврей в качестве эмиссара. Все же, евреи – вторая титульная нация в Союзе до войны, соавторы победы социализма.

Первый фильм охватывал историю, начиная с еврейского квартала Киевской Руси и заканчивая Петроградом 1917 года. По словам генерального директора ЦДК, он был награжден премией в номинации «Самый кассовый фильм ограниченного проката», став одним из самых успешных отечественных документалок. По словам создателей «Русских евреев», планируется трилогия, где каждый фильм - самостоятельное произведение. Третья запланированная картина цикла будет освещать судьбу «русских евреев» уже после 1948 года.

Кадр из «Русские евреи. Фильм второй. 1918-1948»
Кадр из «Русские евреи. Фильм второй. 1918-1948»

- Ощущение, что герои и события второго фильма куда ближе, нежели в первом, довольно обманчиво, - рассказал соучредитель фонда «Генезис» Михаил Фридман», - просто их имена на слуху, а каждый по своей глубине может стать героем отдельно взятого произведения. Но все же это больше рассказ об эпохе. Одной из целей было показать, насколько мало мы знаем еще о судьбах тех, без кого невозможно представить нашу страну, нашу историю, нас самих. Главная задача – чтобы после «Русских евреев» зритель захотел узнать больше о них.

А значит ли это, что задачей фильма не показать евреев с положительной стороны, а лишь напомнить, вырвать из небытия знакомые, но уже давно ничего не значащие для молодого поколения имена?

Кадр из «Русские евреи. Фильм второй. 1918-1948»
Кадр из «Русские евреи. Фильм второй. 1918-1948»

Значение революции, которая отменила всю прежнюю элиту России и правительства, выдвинув на передовые позиции жертв царизма, которые стали главными творцами социализма. Если не напрямую, то косвенно, как Лиля Брик при Маяковском. Достижениями еврейского народа стали не только культурное наследие, мобилизация нации по всем уголкам мира во время Второй Мировой для оказания помощи Советам, но и концлагеря, когда-то ли строили те, кого посадили – то ли сажали для того, чтобы строили и план пятилеток выполняли. Именно СССР впервые стал использовать вечных чужаков в качестве разведчиков; именно еврей Левитан стал голосом из радиоприемника, что всю войну в прямом эфире не оговорился ни разу, информируя, оповещая, призывая, поддерживая. Мало кто знает, что русский язык для него не родной, и до приезда в Москву говорил он со знакомым всем по юмористическим фильмам акцентам.

- Поначалу это было тем, что питало советский социализм, - рассказал Парфенов, - а после – то, что стало питать антисоветский проект. Фильм не столько про отдельный народ, сколько про «русскость», ассимиляцию, погружение любым народом в русскую жизнь, культуру, быт, русскую душу. То же самое можно ведь снять и про немцев и грузин. Помните ведь эту реплику Васи Сталина своей сестре Светлане Аллилуевой: «Знаешь ли ты, что отец-то наш раньше был грузин»? Мы – последнее поколение, заставшее пятый пункт в советской анкете. Очень важно зафиксировать этот опыт для последующих поколений.

Потапова Галина

Фильм в прокате с 23 марта 2017 года

Расписание и покупка билетов на фильм «Русские евреи. Фильм второй. 1918-1948»