Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Мы призываем тьму»: Рецензия Киноафиши

«Мы призываем тьму»: Рецензия Киноафиши

Неожиданный комедийный триллер о вечеринке, которая пошла не по плану.

1988 год. В штате Индиана на первых полосах газет — новость о серийных ритуальных убийствах молодежи. С телеэкрана вещает пастор (Джонни Ноксвилл), предупреждающий зрителей о большой опасности, в которой ежедневно оказываются все безбожники без исключения. Если пожилой продавец захудалого магазина на заправке слушает эту проповедь с интересом, то три подружки, остановившиеся закупиться закусками в дорогу, снисходительно морщатся. «Думаете, мы не сможем за себя постоять?» — замечает одна из них в ответ на назидательную просьбу старика беречь себя. Алексис (Александра Даддарио), Вэл (Мэдди Хассон) и Беверли (Эми Форсайт) предстоит еще несколько часов езды, чтобы вечером оторваться на долгожданном хэви-метал концерте. Перед началом которого они знакомятся с троицей приятелей, заядлых поклонников рок-музыки, которые не прочь продолжить общение с новыми знакомыми и после шоу. И вот все песни спеты, воодушевленные фанаты разбредаются в ночи, а герои направляются в загородный дом, чтобы хорошенько повеселиться, напиться, поиграть в «Я никогда не…» и послушать металл. Однако вскоре прольется первая кровь и все пойдет не по плану, как для парней, так и для девушек.

«Мы призываем тьму»

Следующий после «Моего друга Дамера» проект режиссера Марка Мейерса также взывает к культурным кодам конца восьмидесятых — начала девяностых. История «Дамера» датирована 1991 годом, на дворе в «Мы призываем» — 1988-й, новый виток популярности металла и последующее за ним неодобрение со стороны религиозных общин. Респектабельные взрослые с большим азартом сидят на кокаине, дети слушают «плохую» музыку и протестуют против своих родителей. Впрочем, новый фильм Мейерса несерьезен, тема культов для постановщика скорее повод для шуток, на экране всем воздается не сказать, что по заслугам, но как минимум по жанровым канонам. Рассказывать о том, что последует за вожделенным рок-концертом, не имеет смысла — если и смотреть фильм, то чтобы удивиться сюжетному «перевертышу», который произойдет где-то к сороковой минуте. Поворот, который, может, и напрашивается, но достаточно смело играет на поле привычных гендерных ролей. Двадцать лет назад такое кино стало бы культовым. Его гораздо интереснее пересказывать, поясняя параллельно, почему это примечательный ход, а в чем работа Мейерса, наоборот, предельно консервативна и не отходит от сложившихся шаблонов.

«Мы призываем тьму»

Но в момент, когда на второй план отошла даже постирония, «Мы призываем тьму» затеряется среди прочих на первый взгляд изобретательных концепций. Поскольку деконструировать хоррор — в последнее время одна из наиболее востребованных у молодых авторов задача, с которой, увы, справляются едва ли единицы. За приметным сюжетным заделом у Мейерса, в общем-то, следует час перебежек из комнаты в комнату, в котором уже нет ни драйва, ни фантазии. Ровно так же неравномерны и исполнители ролей: если Александра Даддарио вполне честно старается найти в своей героине драму, то Хассон играет в пародию, а Форсайт — в этакий «Крик». Подобный разнобой голосов только усугубляет то, что «Мы призываем тьму» впоследствии распадается на ряд сценок, каждая из которых все менее удачна, чем предыдущая. Дом наполнится гостями, допущений станет еще больше, чем было в тот момент, когда громкая компания из шести ребят подъехала к особняку, не подозревая о том, что случится совсем скоро и как изменятся их планы на вечер. Мейерс — постановщик с большим потенциалом, но ему не хватает остроумия, чтобы довести эту вечеринку до ее абсурдного и закономерного финала, не «успокаиваясь», не давая своим героям передышки каждые пять минут после очередной пролитой крови. Впрочем, в отношении надвигающегося голливудского тренда на переосмысление восьмидесятых, вслед за прошлогодним коллективным расшаркиванием перед семидесятыми (от «Джокера» до «Брачной истории»), у Мейерса есть огромная фора: он работает с этой эстетикой и приметами времени уже не первый фильм.

Антон Фомочкин