Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Запретная зона»: Рецензия Киноафиши

«Запретная зона»: Рецензия Киноафиши

Неожиданная драма про случайное путешествие вчерашних одноклассников в зону отчуждения.

1989 год, Белорусская ССР. Шестеро бывших друзей-одноклассников собрались в совместный поход. Они довольно давно не виделись: настолько, что один, из них, Алексей (Павел Чинарев) успел съездить на войну в Афганистан и вернуться. С первых минут путешествия эйфория приятельского воссоединения омрачается тем, что бывшая девушка солдата (Дарья Мельникова) ныне встречается с его же лучшим другом (Александр Головин). Но сердитые взгляды не повод отменять веселье, отправной точкой маршрута оказывается плот, где под вечер, разгорается шумное веселье с застольем под гитару. Напившись, все засыпают, а просыпаются уже перейдя порог зоны отчуждения. Плот разлетается на части после взрыва — местный пожилой инвалид, по совпадению, начал глушить рыбу динамитом именно в этом месте. Мужчина приглашает туристов к себе домой обсушиться и показывает нехитрый маршрут, прямиком по дороге — тридцать километров и будет долгожданное КПП. Алексей заявляет, что пойдет через лес и только, так быстрее. Перспектива встречи с волками, его нисколько не смущает. Но на диких и голодных зверях опасности припятской лесополосы не ограничиваются, вскоре путников ждет встреча с мародерами, моральная дилемма перед внушительной суммой грязных денег, последствия радиационного фона и плавное помешательство. Главной же проблемой оказывается то, что до того, друзья и не знали друг друга по-настоящему.

Запретная зона

«Запретная зона» не имеет ничего общего с одноименным голливудским мокьюментари кроме места действия. Промо-материалы способны вселить искаженное восприятие, намекая на то, что в лесах Припяти на самом деле начнется слэшер. Появление зловещей высокой фигуры в плаще и респираторе оправдано сюжетом, но каждый раз, когда на экране возникает очевидно вдохновленная жанровым кино сцена, это выглядит инородной вставкой из второсортного триллера. Пробежки от надвигающейся угрозы или ползание по земле перед надвигающимся убийцей с просьбами пощадить — ничто кроме как атавизмы, оттеняющие внимание от совсем другой традиции, которая лежит в основе «Зоны». Мотив Чернобыльской катастрофы, как почвы для бессознательного увядания, был поднят не раз, но фильм Митрия Семенова-Алейникова выглядит рифмой к «Году собаки» Семёна Арановича. Там, зрелость героев и бесперспективность городской жизни, приводила бывшего заключенного с его возлюбленной в зону отчуждения. Достичь большего, чем жизни в Припяти казалось невозможным, потому приверженность к месту становилась своеобразной формой физического увядания. В «Зоне», одичавшие леса наоборот, ловушка для куража молодости. Обнажает страхи, подлость и настоящие потребности. Побуждает на необдуманные и неоправданные решения. И поднимает, относительно главных героев, особенно болезненные вопросы чести, которые меркнут перед перспективой славного будущего.

Запретная зона

«Запретная зона» полна огрехов, понятны все манипуляции взывающие к состраданию зрителя, которые закрывают необходимость прописать характеры персонажей чуть более полно. Будь то сложный бэкграунд пребывания в Кандагаре или сложное врожденное заболевание младшего брата одного из персонажей, на лечение которого нужны деньги. Но все же, замах Семенова-Алейникова далеко не на рядовой триллер. Вещевой мир «Зоны» подробен и не выглядит выставкой экспонатов из конца 80-х завалявшихся на складах киностудий. Переосмысление понятия «грязные деньги», через радиационный фон и последующая, чуть ли не Брессоновская игра в круговорот перемещений из рук в руки, отягощенный знанием природы происхождения этих купюр, это признаки абсолютно несвойственные тому типу фильмов, на которые ссылается промо-компания «Зоны». Осознанный упор на драму, неоднозначная трактовка вины, по которой проще всего заподозрить самого агрессивного и злого человека в окружении, но не увидеть настоящую угрозу, все это выгодно выделяет фильм среди потока откровенной халтуры. Если бы не режиссерская неопытность, что выдает себя каждый раз, когда при переходе из сцены в сцену постановщику не остается ничего кроме как в очередной раз поставить кадр с видом на лес, снятый с квадрокоптера, придраться к «Запретной зоне» было бы еще сложнее.

Антон Фомочкин