Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Плохие парни навсегда»: Рецензия Киноафиши

«Плохие парни навсегда»: Рецензия Киноафиши

Герои культового боевика учатся самоиронии и переживают кризис среднего возраста.

Вы их точно знаете. Чувствительный семьянин Маркус Бернетт (Мартин Лоуренс) и холостяк-сорвиголова Майк Лоури (Уилл Смит). Легендарный дуэт наркодетективов из Майами. Герои двух фильмов Майкла Бэя, в которых они взрывали тачки и яхты, нарушали законы, ловили барыг и криминальных боссов. Дилогия «Плохие парни» (1995-2003) была типичным продуктом будущего режиссера «Трансформеров»: монтаж на запредельной скорости, беспорядочное мельтешение в кадре и крутые ракурсы, подчеркивающие не менее крутых героев. В общем, культовое кино, а заодно и безнадежно устаревшее.

Поэтому третий фильм, производство которого затянулось надолго, вряд ли кто-то ждал всерьез. Майкл Бэй отчалил на Netflix, где неудачно попытался воссоздать громыхающий боевик в своем привычном стиле («Призрачная шестерка», 2019). А новых «Плохих парней» доверили Адилю Эль Арби и Билалу Фалла, режиссерскому дуэту из Бельгии («Черный», 2015). Самое удивительное, что вливание новой крови сработало гораздо лучше, чем предполагали многие.

Плохие парни навсегда

Завязка «Плохих парней навсегда» типична (если не сказать клиширована). Маркус недавно стал дедом и выходит на пенсию, исполнив мечту о спокойном отдыхе. В это самое время Майк продолжает гоняться за негодяями, несмотря на подступающую старость (краска для бороды пока еще помогает). Новую рутину нарушают несколько пуль, которые неугомонный детектив словил собственным телом. По такому случаю Маркус скидывает с себя пенсионерский уютный халат и объединяется с Майком для «последнего» (ага, верим) дела; «мы вместе гуляем и вместе умрем» — давно знакомая мантра.

К 2020 году все старые боевики с крутыми копами, нарушающими закон, чтоб добраться до неуловимых преступников, кажутся устаревшими. «Плохие парни» удивительным образом адаптировались к современным реалиям, избавившись от чрезмерного мачизма и сексизма. Во многом помогла здоровая самоирония — актерам и их персонажам уже за пятьдесят, поэтому неумолимое приближение старости тут обыгрывается в каждом втором диалоге. Одна из лучших комедийных сцен сделала бы честь самому Эдгару Райту (он, кстати, передавал привет «Плохим парням» в «Типа крутых легавых»): остроумный параллельный монтаж действий Майка, заводящего крутую тачку, и Маркуса, расправляющего уютное кожаное кресло.

К тому же формула типичного бадди-муви про двух напарников тут разбавлена командной работой а-ля «Форсаж» — на втором плане крутится свежесобранная команда XXI века. Это не просто придаток, а полноценные и харизматичные персонажи: волевой лидер Рита (Паола Нуньес), хакер с физическими данными вышибалы Дорн (Александр Людвиг), сорвиголова Келли (Ванесса Энн Хадженс) и красавчик Рафе (Чарльз Мелтон). Их более дипломатичные манеры и примочки вроде дронов с пушками наперевес удачно дополняют дуболомную силу стареющего дуэта.

Плохие парни навсегда

Антагонистами выступают мексиканская femme fatale Изабель (Кейт дель Кастильо) и ее сын-киллер Армандо (Джейкоб Скипио) — суть их претензий к «Плохим парням» выяснится ближе к концу. На первый взгляд может показаться, что выбор их национальности — одна из немногих консервативных ноток в обновленной идеологии жанра, но на деле это оборачивается лишь комической условностью. Обойдемся без спойлеров и просто намекнем, что персонаж Мартина Лоуренса пристрастился на пенсии к мыльным операм — это не просто характерная деталь, но и самоиронический комментарий по поводу сюжета нового фильма.

Впрочем, все достоинства фильма нельзя отнести только лишь к бодрому, смешному сценарию и харизматическим данным актерского состава. Режиссеры Адиль Эль Арби и Билал Фалла грамотно организовали экшн-сцены, больше не придерживающиеся хаотичной эстетики Майкла Бэя. Схватки стали изобретательнее (местами напрашивается сравнение с «Джоном Уиком»), а перестрелки теперь не выглядят как случайный набор кадров.

«Плохие парни» распрощались с юношеским бахвальством и стали намного саморефлексивнее и смешнее. Да, этот фильм вряд ли понравился бы персонажу Ника Фроста из «Типа крутых легавых», зато западные критики сейчас пребывают в благоговейной любви (если довериться рейтингу RottenTomatoes, то третья часть стала лучшей в серии). Поэтому хорошо, что Майклу Бэю в этом фильме досталось лишь символичное актерское камео — гость на свадьбе, зашедший повидать старых приятелей.

Марат Шабаев