Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Ходячий замок»: Рецензия Киноафиши

«Ходячий замок»: Рецензия Киноафиши

Захватывающая дух сказка о взрослении и войне спасает новогодний прокат.

«Ходячий замок» – уже четвёртый полнометражный фильм великого Хаяо Миядзаки, выпущенный в повторный прокат кинокомпанией «Пионер». До этого были «Унесённые призраками», «Навсикая из долины ветров» и «Принцесса Мононоке», впереди – ещё 13 фильмов анимационной студии «Гибли», которую возглавляет режиссёр. Миядзаки не раз говорил, что хочет уйти из большого кино, перерывы между его фильмами в последние годы составляют четыре – пять лет, поэтому повторный прокат его картин напрашивался сам собой. Всё-таки свой особый статус японец получил неспроста: найти ему ровню в современной мультипликации вряд ли получится.

При всех регалиях автора «Ходячий замок» – отнюдь не бесспорная классика. В момент выхода к фильму Миядзаки было очень много вопросов, часть из которых остаётся и теперь. Повторяющиеся образы, условный сюжет, знакомые мотивы – от такого залпа обвинений просто так не укрыться. Но – удивительное дело: препарировать фильм Миядзаки теперь, когда он выходит в новогодний российский прокат, совсем не хочется. Пусть другие бьются за сборы, оглушают зрителя спецэффектами и расставляют маркетинговые ловушки; «Ходячий замок», как и его режиссёр, всегда будет в стороне от этого. Да, это не самый сильный фильм в карьере японца, зато идеальная картина для праздника, которая способна подарить чудо зрителям любого возраста.

Главная героиня, Софи – «серая мышка», застенчивая и трудолюбивая. Пока она украшает шляпки в мастерской, за окном гудит, воюет и что-то празднует стимпанковский мир. Жизнь проходит мимо, как поезда за окном, а девушке остаётся лишь копоть. После встречи с Ведьмой Пустошей, необъятной импозантной леди, охочей до молодых сердец, Софи внезапно стареет. В ужасе она бежит из города и попадает в ходячий замок таинственного Хаула, волшебника и якобы тоже сердееда (только уже в переносном смысле). Хаул очарователен и талантлив, но капризен, легкомыслен, да ещё и неряха, так что прилежная и ответственная Софи приходится ко двору. В ходячем замке, где героиня становится уборщицей, живут ещё и дух огня Кальцифер и мальчик Маркл. Всем вместе им предстоит расколдовать Хаула и покончить с очередной войной.

«Ходячий замок»
«Ходячий замок»

«Ходячий замок», как и все фильмы Миядзаки, очаровывает своим миром. Магический антураж здесь остроумно сочетается с бытовыми хлопотами и повседневными делами персонажей. Постаревшая Софи то и дело кряхтит и шутит про стариков; есть даже целый эпизод-соревнование с Ведьмой Пустошей по скоростному восхождению на огромную лестницу. Хаул, как и многие увлечённые собой таланты, живёт в страшной грязи и тащит в замок бессмысленные побрякушки, а сам дом держится на одном Кальцифере. Шагающую махину окружает не менее причудливый мир нетронутых пейзажей и промышленных городов, который Миядзаки примиряет, всюду вдыхая жизнь; эту красоту лучше один раз увидеть. Конфликт естественного и искусственного разрешается не только в мире фильма, но и в процессе его создания: в основу картины легли нарисованные вручную герои и фон, которые потом были обработаны на компьютере.

Центральный конфликт в фильме Миядзаки – борьба обыденного и идеалистического, ответственности и свободы. Недаром Хаул живёт в ходячем замке и нигде не останавливается подолгу. Он может поселиться в любом доме любого города, но ему этого мало. Волшебница короля, воспитавшая магический талант Хаула, зовёт его воевать за родное королевство, но тот категорически против. Он не столько против войны (этим он как раз частенько занимается), сколько против любой ответственности, привязанности, определённости. Хаул несёт в себе магию, но этот дар без цели и смысла только губит его, всё больше превращая в демона. Мальчик вырос, но не повзрослел: как говорит в конце Кальцифер, у Хаула осталось сердце ребёнка.

А вокруг как всегда гремит война, на площадях народ то встречает, то провожает солдат. Война без особых причин, где все против всех. Победить в этой войне нельзя: её можно только прекратить, проявив самоотверженность и сострадание. Даже к тыквенному пугалу, обрюзгшей ведьме и ордам нечисти. Неподдельное благородство и фантазия, стирающая границы – как раз то, чего так не хватает новогоднему прокату, ставшему полем битвы за «кассу». И всё же иногда чудеса случаются.

Евгений Ермакович