Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Зверь»: Рецензия Киноафиши

«Зверь»: Рецензия Киноафиши

Ремейк знаменитого французского фильма на корейский лад.

Убита старшеклассница. В полиции уверены, девушка стала очередной жертвой серийного убийцы, но две команды детективов уже какую неделю не могут выйти на след преступника. Возглавляют обе команды два опытных следователя, которые одинаково искренне ненавидят друг друга. У этой ненависти давняя история со старыми обидами и новыми обстоятельствами. Самое свежее: глава местной полиции вскоре уходит на пенсию, и кто-то из этих двоих обязательно займет его место. Пытаясь добыть улик для расследования, следователь Хан-су всегда готов идти на сделки с совестью, но на этот раз его информатор оказался куда коварнее. Шантажируя нужной информацией, наркоманка принуждает полицейского обеспечить ей алиби во время убийства, которое совершает прямо у него на глазах. На следующий день Хан-су догадывается, что его главный соперник и конкурент из второго отдела догадывается о случившемся и вместо поисков серийного убийцы копает уже под него.

Серийные убийцы, продажные копы, грязные чиновники и бандиты с мачете. Все эти современные корейские триллеры абсолютно похожи друг на друга, - скажет бывалый зритель, - меня не покидает ощущение, что я это уже где-то сто раз видел. Скажет и будет частично прав, совершив ключевую ошибку в самом главном. «Зверь» Ли Джон-хо в самом деле выглядит подозрительно знакомым, ведь это официальный ремейк, но только ремейк вовсе не корейской картины, а знаменитой французской ленты 2004 года «Набережная Орфевр, 36», где двумя следователями-антагонистами выступали герои Жерара Депардье и Даниеля Отоя. В ремейке на месте второго - один из лучших корейских актёров последних лет Ли Сон-мин. Между двумя картинами - океаны различий. У французов копы ловили вооруженных налётчиков, которые взрывали инкассаторские броневики и хватались за оружие по любому поводу. У современных корейцев подобных вольностей с оружием никогда не было, поэтому на столкновение с полицией киношные бандиты по сей день приходят с битой, ножом или шприцом. У французов главная социальная критика в фильме - на тему лютого мигрантского беспредела, у корейцев - душные ужасы бытового насилия, изнанка католической церкви и героин как белая смерть. Одним словом, фарш в ремейке полностью новый, свежевыжатый, а вот кости старые, сваренные до белизны, хотя и собирали их на этот раз в совершенно новом конструкторском порядке.

«Зверь»

Напомню, что фабула в фильме Оливье Маршалля была на удивление сложной. В ней было задействовано не менее шести групп персонажей, линии которых развивались не горизонтально по отношению друг к другу, а очень даже перпендикулярно. Создатели ремейка полностью перечеркнули третий акт Маршалля, связав все нитки второго в один очень удачный и тугой узел с общей христианской моралью, которая вынесена в фильме практически в рекламный слоган. Тот самый про Зверя в каждом из нас.

Феликс Зилич