Смотрите фильмы за 1 рубль
Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Телекинез»: Рецензия Киноафиши

«Телекинез»: Рецензия Киноафиши

Российский кинопрокат, возможно, все-таки самый нетривиальный кинопрокат в мире. Нетривиален он и в смысле перевода с иностранного на русский, и в смысле технологии продвижения фильмов. Переводить «Кэрри» (Carrie) как «Телекинез» – это маркетинговый ход себе в убыток, потому что роман Стивена Кинга и его первую экранизацию, сделанную Брайаном ДеПальмой, знают более-менее все, кого подобные материи могут заинтересовать в принципе, а на безликий «Телекинез» клюнет далеко не каждый. Однако продвижение фильма в России – сюжет еще более колоритный. В кинотеатрах перед началом собственно сеанса демонстрируется, в числе прочих, рекламный ролик, восславляющий прокладки Kotex и их спасительную роль в истории человечества. Заканчивается ролик знаменательными словами: «Это только начало!» Что сущая правда, поскольку далее идет фильм, где непросвещенность заглавной героини насчет великой миссии гигиенических прокладок и тампонов в мировой культуре приводит в итоге к масштабной и бескомпромиссной бойне.

Впрочем, и без российских маркетинговых ухищрений Кимберли Пирс, автор одной из наиболее мощных инди-драм рубежа столетий «Парни не плачут», «устроила Кэрри» (вымышленное сленговое выражение из кинговского романа) самой себе, по всем фронтам провалив экранизацию. Перво-наперво, совершенно неудачен уже выбор Хлои Грейс Морец на главную роль. Нельзя взять девушку с таким обаятельно-харизматичным, не без нимфеточьего огонька, лицом и такими роскошными золотистыми волосами и, нарядив в мешковатое одеяние, объявить, что теперь это главная дурнушка и самый распоследний гадкий утенок во всем городе, если не во всем штате. Да и невозможно требовать от 16-летнего человека, каким бы талантливым он ни был (а Хлоя Грейс Морец все же определенно талантлива), столь полного и радикального преображения, противоречащего и фактуре, и психической организации, – тем более при такой слабой работе гримеров и парикмахеров.

Однако актерская фактура – далеко не единственная и, вероятно, даже не главная проблема фильма. Гораздо симптоматичнее трансформации сюжета, которые претерпела пирсовская «Кэрри» по сравнению с романом Кинга и картиной ДеПальмы. Речь, разумеется, не о том, что действие перенесено в наши дни, благодаря чему добавились розовые девчачьи мобильники, выкладывание безнравственных роликов в соцсетях и т. п. Речь о том, что Кэрри Уайт превратилась в героиню «Людей Икс», боевого мутанта, целенаправленно карающего злых, оберегающего добрых и беременных, останавливающего на полном скаку автомобиль – не хуже сэра Иэна Маккеллена – и даже летающего по небу, аккурат на манер гоголевской панночки, проделывавшей подозрительно похожие фокусы на страницах «Вия». То есть, коротко говоря, потерялась сама суть истории: драма религиозного запрета, дара и родового господства крови. Ибо, в общем-то, и без Кимберли Пирс понятно, что злить мутантку, бросаться в нее гигиеническими принадлежностями и поливать обидными словами и физиологическими субстанциями – это, во-первых, не комильфо, а во-вторых, себе же дороже выйдет, обернувшись малоприятными приключениями на дурную голову и остальные, не более умные части тела.

Сергей Терновский