Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Боец»: Рецензия Киноафиши

«Боец»: Рецензия Киноафиши

Историю Микки Уорда, взаправду существовавшего (и до сих пор существующего) боксера из Лоуэлла, Массачусетс, рассказанную Дэвидом Расселлом в «Бойце», принято сравнивать с историей вымышленного Рокки Бальбоа, рассказанной Джоном Эвилдсеном в первом «Рокки». Однако сходства между этими двумя по-своему знаковыми картинами не так уж много. «Рокки», при всей скромности замысла и исполнения, прочерчивал целенаправленный маршрут развития заглавной личности, с аскетическим минимумом деталей и лаконичностью повествования. «Боец» же, где боксерская биография постоянно скрещивается с реалити-шоу, – разрастается до какого-то многофигурного ярмарочного представления. В роли главного аттракциона выступает старший брат Микки Уорда – экс-боксер Дикки Эклунд, который когда-то отправил в нокдаун самого Шугара Рэя Леонарда (согласно другой версии, постоянно звучащей в фильме, Леонард просто поскользнулся). По этому поводу за Дикки по пятам ходит съемочная группа HBO, на самом деле фиксирующая на камеру исключительно курение крэка и последствия злоупотребления наркотическими средствами. В отсутствие же съемочной группы HBO Дикки, чтобы заработать денег на тренировки брата, пытается строить финансовые пирамиды из друзей-камбоджийцев и грабит незадачливых автомобилистов, которых его зазноба развлекает, для усыпления бдительности, легким минетом. Впрочем, ни то ни другое у персонажа Кристиана Бэйла не слишком-то получается, вследствие чего он по обыкновению отправляется в тюрьму, где является одним из любимых завсегдатаев, а Марк Уолберг, играющий Микки Уорда, вынужден делать экзистенциальное лицо, какое обычно бывает в процессе преодоления непреодолимых трудностей на пути к славе.

Однако наиболее примечательно даже не постоянное смещение акцентов в сторону брата главного героя – исхудавшего мрачно-веселого наркомана, а явное, хотя, возможно, и чисто подсознательное, женоненавистничество режиссера. В картине нет ни одной женщины, вызывающей хоть сколько-нибудь положительные эмоции. Мама Микки Уорда – властная самодурша, разыгрывающая из себя спортивного менеджера; невеста – грубая, заносчивая стерва; а многочисленные, не поддающиеся подсчету сестры – адский курятник со следами откровенной генетической деградации на имбецильных физиономиях. В принципе, похожие семейства довольно часто случаются на экране, однако в фильмах несколько иного жанра – посвященных, как правило, тому, как жители мегаполисов приезжают отдохнуть на пленэр, а там их уже ждут с распростертыми бензопилами и газонокосилками умственно и телесно разлагающиеся обитатели заброшенной сельской глубинки. Конечно, здесь такой путь развития лишь намечен предварительными режиссерскими штрихами: дело все-таки происходит в городе, к тому же реально существующем, к тому же снятом не без явного документалистского задора. Тем не менее можно с уверенностью сказать, что Дэвид Расселл ступил на очень скользкую дорожку, на которой он, собственно, весь фильм благополучно поскальзывается, перегружая действие энергичными семейными истериками и периодически подзабывая, о ком, о чем и ради чего данная история фиксируется на пленку. Впрочем, съемочная группа HBO способна послужить прекрасным символом происходящего: все были уверены, что снимается кино о человеке, достойно противостоявшем Шугару Рэю Леонарду, а оказалось, что – научпоп о вреде курения крэка…

Vlad Dracula