Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Ученик чародея»: Рецензия Киноафиши

«Ученик чародея»: Рецензия Киноафиши

Успехи Гарри Поттера на ниве овладения сердцами и, что в большинстве случаев то же самое, кошельками заставляют боссов крупных студий совершать всё новые и новые подвиги по размножению юношей, обучающихся магии. То есть юноши-то, конечно, всегда готовы к размножению, даже независимо от большой кинополитики, но корпоративный менеджмент Голливуда старается держать руку на пульсе, добиваясь искомого единообразия, так что отличить один проект от другого зачастую и вовсе затруднительно. Впрочем, если британский Гарри еще обладал способностью как-то связывать слова в предложения и произносить более-менее осмысленные фразы, то его американские кисломолочные братья Перси (который Джексон, разумеется) и Дэвид (из «Ученика чародея») подобной способности напрочь лишились по меньшей мере в момент зачатия. Авторы The Sorcerer’s Apprentice уверяют зрителя, что перед ним не кто иной, как потомок и преемник самого Мерлина, однако единственное, на что способен потомок и преемник, не считая, конечно, нечленораздельного мычания вместо человеческой речи, – непроизвольное мочеиспускание в экстремальных ситуациях. Даже перед посвящением в колдуны, которое собирается устроить «маг 777-го уровня» Николас Кейдж, главный герой изъявляет острое желание «отлить по-быстрому». Не удивительно, что ареной для магического поединка добра со злом становится общественный туалет.

Впрочем, время от времени создатели картины вспоминают, что не сортиром единым жив человек, и тогда в дело идет научное объяснение чародейства, которое примирило бы современного высокотехнологичного юного зрителя с волшбой при помощи колдовских амулетов и прочими малодостоверными пережитками глубокой старины. Прежде чем начать обучение писающего мальчика основам старобританского чародеинга, «маг 777-го уровня» прочитывает целую лекцию о полном использовании мозга, настройке нервной системы, вибрациях молекул, управлении шаровыми молниями и еще множестве вещей, которые максимально порадуют любого, кто хотя бы несколько раз в жизни открывал учебники физики и физиологии. И разумеется, только стопроцентное задействование мозга (а не десятипроцентное, как у простых смертных) способно остановить финальное пришествие в этот мир Морганы, предваряемое явлением китайских драконов народу и еще целым рядом не менее примечательных событий. Проблема в том, что не всякий мозг при стопроцентном задействовании выдает рекордные, да и вообще сколь бы то ни было радостные, результаты. По крайней мере, мозг заглавного героя точно не приспособлен к столь радикальным перегрузкам. Именно из-за таких вот потомков и преемников о деле Мерлина вряд ли можно сказать, что оно живет и побеждает, а о самом отце британской магии – что он и теперь живее всех живых. Благодаря усилиям Джона Тёртелтауба, феномена и сокровища нации, и его команды, вольно или невольно спародировавших старый добрый мультик Вольфганга Райтермана «Меч в камне», древние маги Туманного Альбиона оказались натурально пущены в художественный расход. Впрочем, в этом, собственно, и состоит современная магия шоу-бизнеса.

Vlad Dracula