Оповещения от киноафиши
Скоро в прокате "Удивительное путешествие Доктора Дулиттла" 1
Напомним вам о выходе в прокат любимых премьер и главных новостях прямо в браузере!
Включить Позже
Рецензии

«Аватар»: Рецензия Киноафиши

«Аватар»: Рецензия Киноафиши
  Поделиться

Джеймс Кэмерон, всегда идущий в авангарде кинотехнологий, тем не менее каждый раз снимает фильмы, пропитанные духом традиции. Революционные для своего времени «Терминаторы» – революционные именно в области спецэффектов – по содержанию были чуть ли не манифестом старого доброго гуманизма, каким он сформировался к концу ХХ века. «Аватар» в этом смысле еще более радикален. С одной стороны, при помощи многочисленных тружеников новозеландской WETA Digital и калифорнийской Industrial Light & Magic Кэмерон совершил очередной технологический прорыв, на сей раз в 3D-кинематографе, создав изображение, где всё – «прямо как живое», а предметы не лезут назойливо в глаз зрителю.

С другой стороны, своим новым творением Джеймс Кэмерон совершенно сознательно зовет даже не в мир уютных ценностей гуманизма, а в такую седую старину, которая, кажется, есть самое раннее воспоминание человечества. Фильм, вначале именовавшийся «Проект 880», в итоге стал «Аватаром», а, собственно, аватара (в переводе с санскрита – «нисхождение») – это название для всякого земного облика, в каком только пожелает воплотиться бог Вишну. Очень быстро картина, кажущаяся сперва научно-фантастической, перерастает в фэнтези, осененное духом Хаяо Миядзаки, а контакт с инопланетянами (на’ви) – в рассказ о Великой Богине-Матери и Мировом Древе.

Мир, который придумал Кэмерон, – это, в сущности, лишь слегка измененный земной мир, а планета Пандора, если угодно, метафора планеты Земля. Не стоит смущаться тем, что на’ви – синие и трехметровые: их язык создан профессиональным филологом по индейской модели, а их история буквально повторяет сюжет с конкистадорами (охотниками за «полезными ископаемыми») и индейцами, защищающими свою землю. И даже роман морпеха Джейка Салли и Нейтири, дочери вождя, воспроизводит хрестоматийный рассказ о Покахонтас.

Технологически оснащенным земным авантюристам (прозвище «небесные люди» в этом контексте звучит явно саркастически) Кэмерон противопоставляет культ материнского начала. Собственно, первый же его ход в данном направлении – образ Грейс (Сигурни Уивер), ученой-идеалистки, олицетворяющей милосердие и всепонимание. Не будем забывать, что исконное значение английского grace – не столько даже «грация», сколько «милость» и «благодать». Дальше – больше. После известного количества трюков с наступанием на чужие хвосты и прыжками по деревьям и грибам Кэмерон переходит к главному, являя зрителю рассказ об Эйве – Великой Богине-Матери, которая «сохраняет равновесие жизни» и которой принадлежит Мировое Древо, тщательно очищенное режиссером от всех фаллических коннотаций. Разумеется, «воин клана солдафонов» – хоть и землянин, однако же избранный – не сможет устоять перед столь великой духовной силой и, объединив племена обитателей Пандоры (включая всю тамошнюю фауну), поведет их против алчных земных горнодобытчиков и приданной им морской пехоты. Конечно, Кэмерон не забывает время от времени напоминать, что деревья Пандоры связаны «электрохимической реакцией», а главное Древо окружено «электромагнитным вихрем» (современный зритель, со школьной скамьи крещенный физикой и миропомазанный биологией, ничего не принимает на веру, кроме формул и научных словосочетаний), но это мало что меняет в прочувствованном мифологическом сказании.

«Аватар», если можно так выразиться, фильм-извинение перед народами, уничтоженными высокотехнологичной Европой, реквием по ним и по тем корням, от которых оторвалось современное человечество. Тем не менее Джеймс Кэмерон на редкость оптимистичен, и его оптимизм продиктован не только голливудским требованием хеппи-энда. Кэмерон верит, что сохранение священных рощ и возвращение к материнскому культу Природы способно спасти Землю и от экологической, и от нравственной катастрофы. Ландшафт «Аватара» – это идеальный языческий ландшафт, равный себе и наполненный божествами. Но что, если судьба человека – в другом? Что, если предназначенный ему ландшафт – не священная роща, а пустыня: не важно, природная или индустриальная? Что, если его путь – бесприютность и одиночество на голой земле, которые только и могут выбить человеческое существо из врожденного эгоизма – навстречу другому существу, будь то ангел, зверь, человек или Бог? Что, если конвульсии современной цивилизации, уничтожающей свою биологическую и духовную почву, – лишь родовые схватки, через которые нельзя не пройти, чтобы остаться человеком?..

Vlad Dracula

Подробности
Мы в соц.сетях