Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Паранормальное явление»: Рецензия Киноафиши

«Паранормальное явление»: Рецензия Киноафиши

Строго говоря, фильм в оригинале называется не «Паранормальное явление», а «Паранормальная активность» (Paranormal Activity), хотя, говоря еще строже, в титрах нет никакого названия, да, собственно, и титров никаких тоже нет, за вычетом нескольких сухих фраз в финале. Впрочем, если говорить совсем уж строго, паранормальную активность демонстрируют не столько обитатели экрана, сколько обитатели кинозала. Вообще-то, в будний день в половине первого пополудни в российских кинотеатрах живого зрителя днем с огнем не сыщешь, однако даже дневной показ «Паранормального явления» спровоцировал массовый наплыв имбецилов, все полтора часа оглашавших пространство отменно нечеловеческими воплями. Видимо, главная каверза демонического полтергейста заключается не в том, что он творит с персонажами фильма, а в том, что он творит с персонажами кинопросмотра, притягивая самую отборную часть народонаселения. Во всяком случае, стадо перевозбудившихся макак, оккупировавших зрительские кресла, было наглядным свидетельством того, что даже если человек и не произошел от обезьяны, то уж точно эволюционировал в ее сторону.

Эта торжественная преамбула вписана в текст неспроста: наблюдение за первородным хаосом кинозала оказалось занятием более любопытным, нежели просмотр демонстрируемой на экране картины. Дебютант Орен Пели, сам написавший сценарий, сам подбиравший актеров, снимавший фильм в собственном доме и сам смонтировавший свое детище, вдохновлялся «Ведьмой из Блэр», испанским «Репортажем» («[Записью]») и «Кловерфилдом», который российские прокатчики с очень сильного перепугу окрестили (хорошо еще, что не обрезали) как «Монстро». Тем не менее Пели не учел здесь одно немаловажное обстоятельство: и «Ведьма из Блэр», и «Репортаж», и «Кловерфилд» довольно быстро – и уже безвозвратно – ввергают зрителя в пучину профильного ужаса, на какой горазды авторы каждого из этих проектов. Кроме того, несмотря на иллюзию «спонтанной документальности», создатели упомянутых картин весьма тщательно (не важно, заранее или уже на съемочной площадке) продумали драматургию.

Орен Пели завершил дебютный опус эффектной и психологически сильной концовкой, но практически все, что предшествует этой концовке, сделано невыразительно и аморфно. Поскольку бóльшую часть фильма ничего особенно паранормального не случается, его автору нужно чем-то заполнить жизнь персонажей, а заполнить-то ее ему и нечем. Фигурирующая в Paranormal Activity молодая пара – трейдер Мика и будущая учительница английского Кэти – абсолютно ничем не примечательна: герои откровенно скучны. Разумеется, из ничем не примечательных и скучных героев тоже можно сделать феерическое зрелище, однако Орен Пели пошел по пути, так сказать, некритического реализма, то есть, проще говоря, наименьшего сопротивления. Все, на что способен Мика, – это воздеть к небу средний палец и торжественно возгласить: «Демоны – дерьмо!», а таланты Кэти исчерпываются раскладыванием бусинок в компании лучшей подруги. Соответственно звучат и диалоги главных персонажей, так что в итоге получается какое-то унылое бытописание «из жизни» унесенных барабашкой (вернее сказать – уносимых, а еще вернее – насилуемых). Между тем, конечно, о девушке, возле которой с восьми лет непрестанно ошивается и по жилищу которой злонамеренно бродит некий неопознанный призрак, можно было снять и более увлекательное кино.

Vlad Dracula