Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Начало времен»: Рецензия Киноафиши

«Начало времен»: Рецензия Киноафиши

После «Ледяной жатвы», темперамент которой вполне соответствовал ее названию, Хэролд Рэмис вернулся к брутальному гротеску, только материалом на сей раз оказался не гангстер, запутавшийся в сетях психоанализа, а первобытные люди, попавшие в не очень приятную историю. В библейскую историю, говоря конкретнее.

С первых же кадров видно, что Рэмис и его соавторы – коллеги по сериалу «Офис» – вдохновляются монти-пайтоновским опытом: «Жизнью Брайана» и пр. Но если у британских эксцентриков за непочтительностью к предрассудкам стояла совершенно внятная идея (и не одна), то создатели «Начала времен» сводят весь этот эдипов труд к банальным скабрезностям. Пародируя сразу и знаменитую «Борьбу за огонь» Жан-Жака Анно, и многочисленные картины на библейские темы, и даже пеплумы (стражники Содома срисованы по преимуществу с римских легионеров), режиссер Рэмис, самолично, кстати, играющий Адама, извергает стандартный антиджентльменский набор шуток, приличествующих современной американской эксцентрической комедии. Поедание запретного плода характеризуется словами «это все равно как если бы ты трахнул овцу», шалаш первобытного человека определяется как «домик, обмазанный дерьмом», персонажи то и дело «пускают шептуна», между этим самым делом признаваясь, что «размножаются с овцами» (у авторов фильма явно застарелый и не поддающийся анализу животноводческий комплекс), а кульминацией несвященной истории становится эпизод, когда Майкл Сера – просто Oh, а не Лох, как в русском переводе, – мочится себе на лицо, будучи подвешен вверх ногами. Впрочем, главную свою возможность разгуляться на полную катушку Рэмис с друзьями почему-то упустил: действие фильма происходит по большей части в Содоме, а между тем вместо колоритнейшего праздника жизни на экране творится нечто пресное, скучное и не слишком вразумительное. Галактического масштаба оргия, каковую должен был бы лицезреть потрясенный зритель, заменяется вялой критикой столь же вялых языческих жертвоприношений (по одному из немногих удачных восклицаний, «бессмысленная трата отличных девственниц»), а финал венчается – если здесь, конечно, вообще употребим этот брачно-религиозный глагол – пленарным докладом Джека Блэка на тему избранности всего человечества, а не только отдельно взятого Джека Блэка, от коего человек, по некоторым версиям, и произошел. Про избранность, кстати, тоже монти-пайтоновская тема – и тоже опресненная и «оскучненная» по максимуму. К тому же странновато смотрящаяся среди первобытных женщин, раз в год моющих волосы под мышками, евнухов, кидающихся собственными тестикулами, ветхозаветных любителей (без)заветных овечек, пламенных фанатов обрезания и прочего доисторического и псевдоисторического сброда, в изобилии обретающегося в начале времен. Которое, кстати, в оригинале именуется Year One. То есть не исключен вариант, что когда-нибудь будет снят и Year Two – про то, например, как вдохновленная «Кодом да Винчи» Мария Магдалина отплывает в Европу и попадает в гости к Астериксу и Обеликсу, которых, естественно, будут играть постаревшие Майкл Сера и Джек Блэк и от которых у нее народятся будущие Меровинги. Если, конечно, Дэн Браун уступит Хэролду Рэмису авторские (или, вернее сказать, письмоводительские) права на переписывание священной истории…

Vlad Dracula