Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Плохие парни 2»: Рецензия Киноафиши

«Плохие парни 2»: Рецензия Киноафиши

На экраны снова вернулась сладкая парочка придурковатых полицейских из Майами, вечно влипающих в неприятные истории. Одного зовут Мартином Лоуренсом, другого – Уиллом Смитом. Во второй серии «плохие парни» ловят наркодельцов, торгующих «палеными» экстази, а также диковатого вида гаитянских отморозков, которые чужие барыши от продажи таблеток пытаются прибрать к неопрятным рукам. Попутно Уилл Смит крутит роман с сестрой Лоуренса – агентом ФБР, работающей под прикрытием. Но главное, конечно, не это, а метод работы двух дятлов, строящих из себя заправских комиков. Метод же такой: побольше плоских шуток, побольше обезьяньих ужимок и поменьше смысла. Начинается все с того, что во время перестрелки с наркокурьерами Смит попадает Лоуренсу в задницу. Иного, собственно, и быть не могло, потому что кроме задницы у Лоуренса ничего нет. Такие уж у него душевный склад и телесная конституция. Это досадное недоразумение долго и нудно дискутируется на протяжении всего фильма, как будто зрительский интерес состоит исключительно в сострадании чьему-то черному заду. Из этого же инцидента извлекается немалое количество шуток педерастического свойства, особенно во время трогательной беседы в видеосалоне перед камерой. Но временами всплывают и нравоучения. Когда жизнь главных героев не клеится, они открывают школьный альбом, на котором выглядят даже еще большими идиотами, чем в фильме, и с умилением, достойным старческого маразма, читают подпись под фото: «Bad boys forever» – «Плохие парни навсегда». После чего отирают рукавом скупые мужские сопли, бросают обсуждать грудь матери Смита и берутся за оружие. Когда Лоуренс и Смит берутся за оружие, наступает время бесперебойного экшна и «наркотического» рваного монтажа, который в традиционалистском Голливуде популярен гораздо меньше, чем в Европе. Но здесь режиссер Майкл Бэй и продюсер Джерри Брукхаймер решили, что все это придаст действию скорости и остроты, и добавили «прогрессивности». Однако, чтобы подобный монтаж вскружил голову зрителю, соблазнил его и «вставил», сама пленка, сам зрачок камеры должны пропитаться мескалином и амфетамином. «Плохие парни» же – очень затянутая и рассудительная история с персонажами, ко всему прочему бессовестно содранными со «Смертельного оружия». Лоуренс нравоучительствует, как Дэнни Гловер, а Уилл Смит озорничает, как Мел Гибсон. Но Гибсон-то, правда, актер, а Смит – так, погулять вышел. Да и характеры в «Смертельном оружии» выписаны куда как интереснее и рельефнее. Во многом потому, что Рону Шелтону – главному сценаристу «Плохих парней-2» – криминальная тема решительно не дается. Его спортивные – точнее, околоспортивные – драмы по собственным сценариям («Кобб» с Томми Ли Джонсом и Робертом Вулем, «Бей в кость» с Бандерасом и Вуди Харрельсоном) были острохарактерны, динамичны, ироничны, с прекрасным чувством ритма и отменными диалогами. Но как только он перешел в последние годы – в качестве режиссера («Проклятый сезон», «Голливудские копы») и сценариста – на полицейские фишки, вместо отточенной драматургии потянулось обычное нытье: зарплата у полицейских маленькая, пенсии еще меньше, преступность растет, напарники гибнут, начальство коррумпировано. Теперь вот Шелтона заинтересовала задница Лоуренса. Интересно, что будет дальше. Из скудных же удач фильма могу припомнить только две. Первая – это очаровательный Хорди Молла в роли безумного кубинского наркобарона Эктора Хуана Карлоса Тапиа (во как!), снабжающего экстази пол-Америки и выглядящего при этом, как главный потребитель своих таблеток. Он хранит наличные на гнилом чердаке, где ими преспокойно завтракают крысы, а то, что остается, переправляет на Кубу в гробах – как граф Дракула (ваш покорный слуга!) священную землю Трансильвании. Вторая же удача – сцена в морге, когда Лоуренс пытается извлечь пакет с деньгами из внутренностей жмурика, но у того отваливается кусок черепной коробки. Зажимая рот, несчастный бежит к раковине, а тем временем Смит вместо денег достает из другого покойника почку. Лоуренс снова бежит к раковине и нечаянно вместе с водой проглатывает две таблетки экстази, после чего ложится под покрывало к мертвой девице, вместе с которой его и везут на вскрытие и посмертную лоботомию. Правда, бедолага настолько туп, что последствий удаления мозга все равно никто не заметил бы. В общем, фильм можно коротко резюмировать одной фразой, сказанной шерифом в «Брате-2» по несколько иному поводу: «Fucking niggers!» Vlad Dracula