Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Kitoboy»: Рецензия Киноафиши

«Kitoboy»: Рецензия Киноафиши

Первая любовь на Земле.

Кинокомпания «Сони» объявила о прокате фильма «Китобой» Филиппа Юрьева ещё до показа ленты на «Кинотавре». Так что награда относительного режиссёра-дебютанта на главном российском смотре была всего лишь третьей в призовой сентябрьской череде. Что ещё безусловно важно узнать про этот фильм, так это то, что его название, которое пишется везде транслитом, — не попытка угодить международным критикам, а, наоборот, игра с аудиторией российской, которая (не вся, конечно), подобно главному герою Лёшке, учит английский лишь из необходимости прикоснуться к популярной культуре и счастлива своему Elementary. Вот только пойдёт ли именно такая публика на это вроде бы простое, но такое фестивальное кино — об этом Филипп Юрьев не задумался точно. Ну так может, ему и не надо было?

Kitoboy

Подросток Лёшка живёт на Чукотке в промысловой деревне. Вместе с другими китобоями он узнаёт о существовании Интернета и сайтов с вебкам-моделями, но ему ещё неведома бесхитростная жажда плоти. Ему подавай любовь. А девушка по ту сторону экрана такая красивая, что ради неё можно даже отправиться в рискованное путешествие на другой конец Земли.

Журналисты, работающие на «Кинотавре», не могли не заметить сходства «Китобоя» с прошлогодней «Sheena667» Григория Добрыгина. Роковые онлайн-соблазнительницы заставляют провинциальных парней учить английский и срываться с насиженных мест. Вот только теперь, когда перед глазами есть оба фильма, становится понятно, как из одних и тех же муки, молока и яиц у разных авторов получаются совсем разные блинчики. И рецепт Филиппа Юрьева оказывается, продолжая кулинарную метафору, съедобнее.

Kitoboy

«Китобой» — кино, полное нежности, которую меньше всего ожидаешь увидеть в суровом северном краю. Того живого природного юмора, который невозможно прописать в сценарии, а можно лишь поймать, если не выключать долго камеру. Оно безжалостно вышвыривает столичных жителей далеко за пределы МКАДа, чтобы там, на берегу Чукотского моря, рассказать, практически напеть тёплую историю об искренней первой любви, какой в пределах московских колец уже не бывает.

Чукотка в объективе Филиппа Юрьева — не просто место, полное неведомой для городских жизненной философии. Она так и требует назвать себя метафорой нашей собственной наивности, первозданности, девственности, если хотите, которой мы неизбежно лишаемся, когда взрослеем. Поначалу мрачные местные виды, бескрайние просторы, убитый кит на пляже, снятый с коптера, кажутся слишком уж нарочитыми. Словно режиссёр заставляет нас искать скрытые смыслы в голой тундре. Но если отбросить навязчивую мысль, что перед нами фестивальное кино, становится очевидно: режиссёр попросту заворожён тем, что увидел сам. И так же, как зрители, пытается осмыслить, что за люди живут в этом месте и точно ли они могут быть такими же, как все.

Kitoboy

Для гиперчувствительной и мегапродвинутой городской публики «Китобой» — кино совершенно дикарское. Патриархальное сообщество здесь видит в женщине лишь объект своих пошло оформленных желаний. Социальная необразованность персонажей повергает в шок: неужели ещё есть такие люди. А убийство китов — это работа, которая не вызывает в героях ни капли сомнения и уж тем более мыслей о том, чтобы срочно начать их спасать, вместо того чтобы ими питаться. Но это якобы «первобытное» общество вместе с устаревшими обычаями сохранило нечто более важное — способность к таким же первобытным, бесхитростным и чистым чувствам, демонстрантом которых является главный герой Лёшка.

Владимир Онохов, исполнитель главной роли, разумеется, получил приз того же «Кинотавра» как лучший актёр, но был ли «Китобой» для него игрой — этот вопрос фильм оставляет неизбежно. Уверенный в себе молодой мужчина, когда дело касается охоты или ухода за дедом, превращается в эмоционального ребёнка, стоит ему сесть напротив монитора, из которого воздушные поцелуи шлёт безмолвная Кристина Асмус в белом кружеве. Такое недоверие, какое выражает лицо актёра, когда он слышит, что героиня его грёз доступна каждому, у кого есть Интернет, едва ли можно сыграть. Это в прямом смысле проживание роли от первого и до последнего кадра. Проживание, магию которого не хочется развеивать никакими интервью с режиссёром или самим Владимиром. За этим почти документальным существованием едва замечаешь, что сюжетные ходы, за исключением кульминационной финальной части, незамысловаты и даже предсказуемы. Филипп Юрьев за кадром присутствует, кажется, лишь для того, чтобы поинтереснее показать зрителям, как герой преодолевает этот порог на своей жизненной реке.

Kitoboy

И надо сказать, ему это удаётся. Серое от природы и любимых местными жителями цветов в одежде кино постепенно заливается светом и красками. Не потому, что их прибавилось в кадре, а потому, что сама история китобоя переливается ими. Фильм о взрослении, первой любви и, как ни пафосно это звучит, обретении почвы под ногами покоряет тем, что не притворяется чем-то иным. «Китобой» не пытается угодить публике, он просто есть на российских киноэкранах. И всё, что нужно сделать зрителям, чтобы этот фильм понравился, это на 5 минут стать доверчивым Лёшкой, купить билет в кино и окунуться с головой в эти неведомые воды.

Вероника Скурихина