Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Временные трудности»: Рецензия Киноафиши

«Временные трудности»: Рецензия Киноафиши
Жить хочешь? – Ползи!

«Теперь ты будешь делать всё сам», – сказал отец и аккуратно положил Сашку на мшистую кочку. Шумела тайга. До дома – сто километров. И шут его знает, куда ползти. Причем именно ползти, ведь у Ковалева-младшего ДЦП и ходить он не мог. Но лежать без движенья – замерзнешь, поэтому парень пополз. По лужам, по болоту – не важно. Лишь бы подальше от отца, который был еще где-то рядом и продолжал угнетать воспитанием: мол, жизнь – это борьба, а ты лодырь и плохо стараешься. Эту пластинку Сашка заслушал до дыр еще с детского сада: Ковалев упрямо не хотел видеть в ребенке инвалида и воспитывал его, как здорового. А если у Сашки что-то не получалось, то родитель мог и инвалидную коляску с лестницы спустить, и содержимое мусорного ведра на подушку мальчику высыпать…

Кадр из фильма «Временные трудности»
Кадр из фильма «Временные трудности»

«Временные трудности» режиссера Михаила Расходникова и продюсера Георгия Малкова – фильм-скандал 29-го «Кинотавра». Историю мальчика-инвалида и его сурового родителя (Иван Охлобыстин), который вроде как пытается поставить ребенка на ноги, не принял ни один журналист. Авторы искренне удивились. И искренне не поняли сути проблемы. Они-то были уверены, что снимают духоподъемную драму о победе силы духа над бренной плотью – а на пресс-конференции вдруг услышали такие слова как жестокость, унижение или даже фашизм. В чем же дело?

Кадр из фильма «Временные трудности»
Кадр из фильма «Временные трудности»

У «Временных трудностей» нет титра «основано на реальных событиях», тем не менее, прототип у Сашки Ковалева есть. Бизнес-тренеру и маркетологу Аркадею Цукеру в детстве был поставлен диагноз – тяжелая форма ДЦП. Но к своему заболеванию он приспособился и уже в 17 основал собственную компанию. Собственно, именно его биография и стала для фильма фундаментом, хотя байопиком «Временные трудности» нельзя назвать даже с натяжкой. По факту, большую часть истории авторы сочинили сами, а те факты, которые позаимствовали из реальности, пропустили через сильные романтизирующие фильтры (например, как утверждает Михаил Расходников, эпизод в тайге вовсе не выдумка, а вот «знакомство» Сашки с медведем – уже художественное преувеличение). К тому же Цукер запретил продюсерам использовать его имя – и запрет был сделан уже на самом раннем этапе, когда писались самые первые варианты сценария.

Кадр из фильма «Временные трудности»
Кадр из фильма «Временные трудности»

Другой аргумент, за которым то и дело прячутся авторы «Трудностей» – поддержка Валентина Дикуля. По его словам, известно одиннадцать случаев, когда люди с помощью усердных тренировок сумели победить ДЦП. И что по статистике, если с больным ребенком начинает заниматься отец (который более строг, чем мать, и которого сложно разжалобить), то улучшение наступает в 80% случаев. Насколько такая статистика верна, сказать сложно, но фильму она в любом случае не помогает. Сними Михаил Расходников традиционную драму о том, как герой борется со своим недугом, проблем у фильма было бы меньше в разы. Но у «Временных трудностей» героя два: сын и отец. А с появлением в фильме «свирепого папы» ситуация усложняется в разы.

Кадр из фильма «Временные трудности»
Кадр из фильма «Временные трудности»

Дело вот в чем. Авторы вводят в сюжет отца-деспота, который, желая сыну добра, ведет себя с ним вовсе не по-доброму. В результате, мы получаем классическое: «бьет – значит, любит». Точнее, «третирует, потому что хочет помочь». Да, в итоге он получает здорового любящего сына и хэппи-энд с фанфарами на финальных титрах. Но только это ведь палка о двух концах.

Кадр из фильма «Временные трудности»
Кадр из фильма «Временные трудности»

Конечно, история Аркадия Цукера мотивирует, но Цукер один, а людей с ограниченными возможностями – сотни тысяч. Сам Дикуль говорит об одиннадцати случаях полного избавления от симптомов ДЦП. Но детей с ДЦП гораздо больше, чем одиннадцать. И это я вот к чему: в фильме поведение отца оправдано, в сущности, только его любовью к сыну и результатом. Но что, если бы результат был другим? Если бы Сашка не встал? Если бы поползал по тайге и заработал воспаление легких? Или если бы медведь захотел им позавтракать, например? Тогда на каких весах взвешивать тот мусор, который отец кидал своему сыну в постель?

Кадр из фильма «Временные трудности»
Кадр из фильма «Временные трудности»

Есть и другой вопрос, этический. Высуньте нос на улицу – как много вы увидите людей на колясках? А в театрах? В кино? И это вовсе не потому, что людям с ограниченными возможностями нравится сидеть дома. Просто о комфортной среде для инвалидов у нас пока только говорят, а, по факту, с пандусами проблемы даже в Москве. И вот в этой-то ситуации вдруг появляется фильм, который как бы обращается к человеку в коляске: «Эй, чувак, ты чего?! Встань и иди! А если не можешь встать, значит, плохо стараешься. Давай-ка потренируйся!» Этично ли это? Что-то я не уверена…

Вера Алёнушкина

В российском прокате с 13 сентября

Расписание и покупка билетов на фильм «Временные трудности»