Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Собибор»: Рецензия Киноафиши

«Собибор»: Рецензия Киноафиши
Не останавливайся – беги!

За попытку побега фашисты расстреливали каждого десятого заключенного. Тем не менее, из концлагерей всё равно пытались бежать. Так было и в Минском лагере смерти, правда, зачинщик побега – Александр Печерский – каким-то чудом остался в живых. Потом, вместе с другими выжившими, его перевели в Собибор – польский концлагерь, где за полтора года в газовые камеры загнали почти 250 тысяч евреев. Их убивали почти сразу – в первый же день. Но так нацистам нужны были рабочие руки (избавляться от трупов, сортировать одежду и вещи), то некоторых оставляли. И среди этих выживших сформировалось подполье – люди хотели не просто сбежать, а устроить в лагере бунт. Поэтому Печерский – лейтенант Красной Армии – стал частью подпольной группы. А через пару недель – ее лидером.

Кадр из фильма «Собибор»
Кадр из фильма «Собибор»

Собибор – один из самых страшных, самых жутких кошмаров в истории Второй Мировой. Сюда привозили евреев со всей Польши (а также из Европы и СССР). Он известен и как единственный концлагерь, из которого смертникам удалось сбежать, но… Но что значит словосочетание «удачный побег»? Из 550-ти человек 80 были убиты во время бунта. Оставшихся в Собиборе (отказавшихся бежать) немцы расстреляли на следующий день – всех. Их было 130. Еще 170 нацисты поймали в течение двух недель. 90 человек местные жители выдали сами. Таким образом, к освобождению Польши в живых осталось чуть больше 50-ти (по одной информации – 53, по другой – 47). То есть примерно каждый десятый. Или даже каждый одиннадцатый…

Кадр из фильма «Собибор»
Кадр из фильма «Собибор»

Кстати, фашисты много сделали для того, чтобы о Собиборе узнало как можно меньше людей. Почти сразу после побега лагерь сравняли с землей, а бумаги сожгли (именно поэтому документальных сведений о концлагере почти не осталось). Тем не менее, такой ад не скрыть – и сегодня о Собиборе знает каждый, кто хоть немного интересовался событиями Второй Мировой. Снималось на эту тему и кино, причем, как минимум, дважды: в 2001-м вышел документально-исторический проект Клода Ланцмана, а в 1987-м – «Побег из Собибора» Джека Голда, получивший, кстати, два «Золотых Глобуса» (и Печерского в нем играл Рутгер Хауэр).

Кадр из фильма «Собибор»
Кадр из фильма «Собибор»

Что же касается режиссерского дебюта Константина Хабенского, то он появился как нельзя вовремя. И вот почему. На пресс-конференции Константина Юрьевича спросили, для чего и зачем он снял «злое кино». Мол, нет в нем духоподъемости и бьющего через край оптимизма. А, как мне кажется, такой вопрос не случаен. Просто мы уже все привыкли к фильмам, в которых война – лайтовое приключение для приключение для подростков, подобие компьютерной стрелялки. И где враг туп и беспомощен, а наши доблестные герои выходят против десятка танков с одной единственной гранатой в руке. Другими словами, мы ждем от военных картин не только пресловутой духоподъемности, но и развлечения, драйва, экшена.

Кадр из фильма «Собибор»
Кадр из фильма «Собибор»

В «Собиборе» ничего подобного нет. Во-первых, потому что война реальная– это, простите, не комикс. Это унижение и насилие, а также грязь, смерть и ломка человеческой психики. И в этом смысле фильм Хабенского ближе к действительности, чем многие сегодняшние киноподелки. Эсэсовцы в концлагерях действительно делали, что хотели – какая уж тут духоподъемность, откуда? Человек превращался в ничто, в пыль – а выйти из «состояния пыли» можно было лишь через кровь: как свою, так и чужую. Насилие же порождает только насилие – этого, кстати, большинство подобных проектов стараются не замечать. «Собибор» – исключение: один из его героев (подросток, выживший при побеге), теперь будет убивать всю свою жизнь – искать фашистов, избежавших суда.

Кадр из фильма «Собибор»
Кадр из фильма «Собибор»

На мой взгляд, это очень правильный подход, очень верный. В «Собиборе» нет романтизации подвига, нет ура-патриотизма, нет даже «духовных скреп» (чего можно было бы ждать от проекта, который курировал лично министр культуры Владимир Мединский). Тем не менее, назвать фильм безупречным тоже не получается: в нем много сценарных огрех (не сразу понимаешь, откуда взялись те или иные герои, чего они хотят, откуда знают друг друга и т.д.), есть вопросы к актерам и к кастингу (в частности, к Марии Кожевниковой, которая сделала всё возможное, чтобы вытянуть чужую для себя роль, но вышло не слишком убедительно).

Кадр из фильма «Собибор»
Кадр из фильма «Собибор»

Не очень ясно, и зачем надо было сталкивать лбами христианство и иудаизм: один из нацистов по пьяни «крестит» евреев. Плюс в фильме не так много авторского – для меня это претензия основная. Потому что сравнивать «Собибор» с «Раем» Андрея Кончаловского, например – дело бессмысленное, «Собибор» слишком традиционен. Да, в нем есть очень мощная сцена фашистской вечеринки, но сказать, что картина – новое слово в ряду картин о холокосте (как в визуальном плане, так и в фактологическом) – такого не скажешь. Но (еще раз повторюсь), честных фильмов о войне у нас с каждым годом все меньше. Поэтому тема в данном случае всё искупает. А уж подход к этой теме – тем более.

Вера Алёнушкина

В российском прокате с 3 мая 2018

Расписание и покупка билетов на фильм «Собибор»