Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Бен-Гур»: Рецензия Киноафиши

«Бен-Гур»: Рецензия Киноафиши
Первый на финише – последний в могиле

В семье Гуров приемный сын Мессала всегда считался родным. Так уж повелось. Много лет назад богатейший дом в Иерусалиме не посчитал зазорным приютить безродного римского мальчишку, от которого все шарахались, как от прокаженного: дед Мессалы когда-то осмелился пойти против Цезаря – и маленькому римлянину по наследству досталось клеймо позора. Однако у Гуров он вполне мог чувствовать себя принцем: разницы между приемышем и кровным сыном родители не видели никакой, Мессала и Джудо – наследник этого знатного иудейского рода – росли вместе, ни на минуту не расставались, звали друг друга братьями и с утра до ночи дурачились, пытаясь в шутейных драках выяснить, кто же из них сильнее.

Кадр из фильма «Бен-Гур»
Кадр из фильма «Бен-Гур»

Однако когда Мессала (Тоби Кеббелл) вырос, он понял, что разница между ним и Джудой (Джек Хьюстон) все-таки есть. Ибо деньги, уважение и титул Бен-Гуров не распространяется на него. И что наследный принц в этой семье не он. Да и красавицу Тирзу (сестру Джудо) ему в жены вряд ли дадут: негоже иудейке выходить замуж за безвестного римлянина. И тогда Мессала решается на побег. Он вступает в римскую армию, чтобы года через три вернуться назад – богатым и знаменитым. Вот только к тому времени Рим начинает вести себя в Иерусалиме как настоящий захватчик. И стычки между римлянами и иудеями случается всё чаще и чаще. И вот уже весь город ощетинился от распятий: на крестах умирают борцы за свободу и новую веру. А с ними умирает и дружба между «братьями»: шутейное соперничество из прошлого превращается в кровавую бойню…

Кадр из фильма «Бен-Гур»
Кадр из фильма «Бен-Гур»

Вообще-то, это уже не первый «Бен-Гур» в истории кино – шестой, если быть точной. Первый (немой и короткометражный) появился аж в 1907-м году, затем был фильм 1925-го, а уже в нашем веке вышел мультфильм и сериал. Однако настоящий успех (точнее, фурор) достался «Бен-Гуру» третьему: Уильяма Уайлера (1959) собрала рекордные на тот момент 75 миллионов долларов (при бюджете в 15 миллионов) и получила одиннадцать (!) «Оскаров». (Таким же количеством статуэток может похвастаться только «Властелин колец» и «Титаник»). Понятно, что в подобной ситуации ремейк был всего лишь вопросом времени: рано или поздно продюсеры в любом случае достали бы из закромов сию золотоносную историю, сдули бы с нее пыль, подмазали-подкрасили, провели некий апгрейд с оглядкой на современную аудиторию – и объявили бы о рождении нового блокбастера. И если не сейчас, то лет через пять-десять модифицированный «Бен-Гур» все равно бы появился на широком экране. Зритель был обречен.

Кадр из фильма «Бен-Гур»
Кадр из фильма «Бен-Гур»

Но обреченным оказался и «Бен-Гур». Не спешите ругать этот фильм: режиссеру Тимуру Бекмамбетову было невероятно тяжело. Ему пришлось «сражаться» не только со всемирно известным первоисточником (роман Лью Уоллеса «Бен-Гур: история Христа» вышел в 1880-м году), но со столетней (!) историей экранизации данного романа – а это очень серьезный груз. У аудитории (да и у продюсеров) есть определенное восприятие этого сюжета, есть определенное (очень стойкое) отношение к нему. И снимать кардинально нового «Бен-Гура», что-то в нем резко менять – смерти подобно. Да и студия бы не позволила. Никогда. Ей нужна была калька с прежнего успеха, старая «конфетка» в обертке новых технологий – и ничего больше. Собственно, эту кальку Бекмамбетов и сделал.

Кадр из фильма «Бен-Гур»
Кадр из фильма «Бен-Гур»

И именно этим объясняются все несуразицы и длинноты фильма, его чрезмерное «занудство», его нелепый финал – так или иначе, это влияние традиции, перешедшее в фильм Бекмамбетова по наследству. К тому же, история Бен-Гура, это не только история противоборства двух «братьев», не только борьба Рима и Иудеи, не только борьба двух жизненных установок (когда сталкиваются желание мстить и философия всепрощения). Не только столкновение ветхозаветного «око за око» и христианского «любите врагов своих». Если отвлечься от всех этих философских глубин и просто обратиться к форме, то будет понятно, что в «Бен-Гуре» очень силен спор между визуальной составляющей и желанием «сеять разумное-доброе-вечное». Другими словами, в нем сталкивается шоу (драйв, экшен) и бесконечные проповеди с откровенным воспитательным уклоном.

Кадр из фильма «Бен-Гур»
Кадр из фильма «Бен-Гур»

В итоге «Бен-Гур» превращается в колесницу, чьи лошади внезапно рванули в разные стороны. От сцен кораблекрушения и скачек захватывает дух. Они бесподобны. Здесь режиссер и оператор разворачиваются в полную силу и равных им нет. Но едва зритель успевает настроиться на экшен-волну, как фильм резко меняет курс – начинаются бесконечно-статичные разговоры. И возникает ощущение, что съемочная группа просто отбывает какую-то повинность, возложенную на нее продюсерами свыше. В результате пульс «Бен-Гура» резко падает – до серьезной драмы он явно не дотягивает, а кредит доверия у аудитории, пришедшей на блокбастер, тает на глазах. Финал же вообще выглядит каким-то приклеенным – неправдоподобным, вымученным, нелепым. И остаются в памяти только мчащиеся колесницы, божественно-прекрасные белые лошади, пыль до неба и сумасшедший, чумовой драйв – превосходная сцена скачек в не самом превосходном фильме этого года.

Вера Алёнушкина

В русском прокате с 8 сентября

Расписание и покупка билетов на фильм «Бен-Гур»