Смотрите фильмы за 1 рубль
Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Адмиралъ»: Рецензия Киноафиши

«Адмиралъ»: Рецензия Киноафиши

Фильм «Адмиралъ» – явление по меньшей мере обнадеживающее на фоне современного отечественного кинематографа, с нелепым пыхтением старающегося влезть в историческое дупло то на отметке Невской битвы, то на отметке 1612 года, а то и с целью спасения последнего российского императора. Во всяком случае, к жизнеописанию Александра Колчака авторы «Адмирала» не стали примешивать ни фэнтези, ни вестерн, ни идеологию, что по нынешним временам дело исключительное. К тому же надо учесть: «Адмиралъ» – проект Первого канала, а все мы хорошо помним, какой, например, предстала не столь уж далекая русская история в «первоканальских» экранизациях романов Акунина. Так что фильм Андрея Кравчука на подобном фоне удивителен вдвойне.

Собственно, сама биография Колчака изложена в картине очень конспективно и начиная только с 1916 года (в полной, телевизионной версии сюжет будет рассказан более подробно). К сожалению, в «Адмирале» не упомянута еще одна ипостась главного героя, которая более всего его прославила до 1916 года и которая по понятным причинам была начисто забыта в советское время: дело в том, что, прежде чем стать командующим Черноморским флотом, а затем одним из лидеров Белого движения, Александр Колчак был талантливым ученым-гидрографом и полярным исследователем, имевшим немалый вес в дореволюционном научном мире и награжденным Большой Константиновской золотой медалью Российского императорского географического общества. Впрочем, вряд ли авторы фильма, строго ограниченные хронометражем, смогли бы подробно осветить эту сторону жизни Колчака.

Зато две другие стороны адмиральской жизни – военная и политическая – получили в высшей степени достойное освещение. По степени проработанности батальных сцен, прежде всего морских, по качеству визуальных эффектов, делавшихся исключительно российскими специалистами, по качеству монтажа (из Голливуда был специально выписан ветеран киномонтажного дела Том Рольф, работавший в свое время с Мартином Скорсезе, Ридли Скоттом и Джоном Ву) и звука «Адмиралъ» – прорыв в отечественной киноиндустрии. Когда-то, в 60-х, когда Сергей Бондарчук снимал «Войну и мир» (собственно, маленькой реконструкцией данных съемок начинается и заканчивается «Адмиралъ»), российское кино занимало в мире лидирующие позиции именно по степени развитости технологий. Впоследствии лидерство было безвозвратно утеряно, и картина Кравчука в этом смысле – заметный шаг на пути к возвращению былой основательности и технической компетентности отечественного кинематографа.

Еще одна важная черта «Адмирала» – отсутствие грубой и простой идеологии, которая нещадно терзала и советское и постсоветское кино. И если до рубежа 80–90-х в подавляющем большинстве российских фильмов красные представали в ореоле героев и мучеников, а белые – в роли садистов, палачей и убийц, то после указанного рубежа стороны поменялись местами. При этом идейная и сюжетная схема, лежавшая в основании множества исторических картин на заданную тему, не претерпевала почти никаких изменений, разве что полюса волшебным образом рокировались. «Адмиралъ» резко ломает устоявшуюся конструкцию. Разумеется, авторы безоговорочно симпатизируют Колчаку и Белому движению, однако симпатия их – не столько политическая, сколько человеческая. В «Адмирале» ничего не говорится о декретах, манифестах, социальных программах, а равно и пытках, тюрьмах, реквизициях, погромах и братоубийстве, которые составляли материю Гражданской войны. Андрей Кравчук и его сценаристы описывают мир русского офицерства, его ценности, идеалы и манеры. Можно сказать, что «Адмиралъ» – это портрет идеала, причем во второй половине фильма на портрете появляется вторая фигура, столь же идеальная, – генерал Каппель.

Примечательно, что, рисуя возвышенный портрет верховного правителя России, создатели фильма отказываются от демонизации его врагов. В сущности, красные выведены в «Адмирале» почти такими же «рабочими войны», как и белые. Если не считать нескольких красных ленточек и пары красных знамен на общих планах, ничто не напоминает о расхожем образе солдата революции: ни тебе пламенных борцов в кожанках, ни буденовок, ни героических речей, ни инфернального блеска в глазах, ни грубости и матерщины. Все персонажи сдержанно, без лишних слов и пафоса исполняют то, что должны исполнить. Война для Кравчука – это работа, и главный ее ужас заключен не в чрезмерности кровавого насилия, а в молчаливой, бестрепетной сосредоточенности, с которой противоборствующие стороны делают свое, в сущности, адское дело. Подчеркнутая корректность эсеров, меньшевиков и анархистов в фильме лишь усугубляет кошмар, а трупы офицеров, заколотых штыками или привязанных к камням на морском дне, довершают картину гибели целого мира, который не одно столетие выстраивался дворянским сословием…

Разумеется, не обошлось и без любви, тем более что роман Александра Колчака и Анны Тимиревой – благодатнейшая почва для куртуазной истории. По степени психологической точности и достоверности эта линия фильма уступает другим – политической и военной. Выдержанная в пастельно-элегических тонах, она слишком тяготеет к красивости, к определенной нарочитости и вычурности эмоций, однако по-рембрандтовски подробный и основательный крупный план глаз постаревшей Анны Тимиревой, прошедшей через три десятилетия советских тюрем, лагерей и ссылки, искупает эту вычурность и нарочитость, органично растворяя романтику love story в трагедии страны, лучших представителей которой выкосили смерть, революция и власть трудящихся.

Vlad Dracula