Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Самый жестокий год»: Рецензия Киноафиши

«Самый жестокий год»: Рецензия Киноафиши

Псевдогангстерская драма об очень хорошем человеке в сложных обстоятельствах.

Нью-Йорк, 1981 год. Бизнесмен Абель Моралес (Оскар Айзек), владелец топливной компании, расширяет бизнес в очень непростых условиях. В экономике рецессия, вызванная недавним энергетическим кризисом. Растет уровень безработицы, а вместе с ним и уровень преступности. На рынке нефтепродуктов — жесточайшая конкуренция. И пока Абель заключает с главой местной еврейской общины договор о покупке нового терминала, неизвестные организовывают череду нападений на его фуры, а суровый окружной прокурор (Дэвид Ойелоуо) сообщает о расследовании, начатом в отношении компании, и о готовности передать дело в суд. Все это ставит под угрозу светлое будущее, которое герой-иммигрант старательно выстраивает вместе с преданной женой (Джессика Честейн), ведущей его бухгалтерию.

«Самый жестокий год»

В результате пандемии коронавируса российский прокат настолько очистился, что в него стали попадать не только вовремя не выпущенные прошлогодние хиты, но и фильмы многолетней давности. «Самый жестокий год» катался по фестивалям еще в конце 2014-го, а в американских кинотеатрах появился в начале 2015-го. У пишущих о кино журналистов он имел огромный успех, и после того как картина получила приз Национального совета кинокритиков США в категории «Лучший фильм», казалось, что и номинация на «Оскар» ей гарантирована. Однако Американская академия ленту прокатила, оставив критиков в недоумении (это, между прочим, был первый такой случай за последние 15 лет: обычно фаворит The National Board of Review оказывается в списке лучших фильмов и на «Оскаре»).

Об эпохе, в которую переносит зрителей «Самый жестокий год», в Голливуде сняты десятки картин. Вероятно, даже люди, которые ее застали, больше помнят это время по работам Сидни Люмета и Мартина Скорсезе, чем по собственным семейным фотографиям. Режиссер Джей Си Чендор помещает своих персонажей в очень узнаваемую среду: это мир нервных и насупленных мужчин в идеальных пиджаках и длинных пальто. Гангстерский, по сути, мир, но находящийся в процессе трансформации. Пройдет еще десятилетие — и устранять конкурентов начнут уже менее кровавыми методами. Злые улицы будут частично обезврежены камерами наблюдения и другими технологическими новинками.

У фильмов того времени был и свой герой. Точнее, антигерой. Мужчина, который по разным причинам преступал закон и сталкивался с последствиями своих действий. Но Чендеру не хочется повторять за старшими. Он вполне самостоятельный и самобытный автор, давно определившийся с главной темой. В дебютном «Пределе риска» он рассказывал об экономическом кризисе конца 2000-х и заходил на территорию Оливера Стоуна. Однако в его фильме зубастый капитализм вместо привычного оскала демонстрировал растерянную улыбку: сотрудники корпорации с Уолл-стрит оказывались не такими уж плохими ребятами. Немного жадными — это да, но кто бы на их месте удержался от соблазна? «Не угаснет надежда», второй фильм Чендора, был актерским бенефисом Роберта Редфорда: голливудский классик играл пожилого яхтсмена, терпящего крушение в бушующем океане.

«Самый жестокий год»

«Самый жестокий год» — это тоже картина о том, как остаться человеком в нечеловеческих обстоятельствах. Персонажа Оскара Айзека будут со всех сторон толкать к нарушению закона: дай оружие своим людям, запри семью, вооружись сам, будь безжалостен к тем, кто на тебя давит, запачкай наконец свое идеальное песочное пальто. Темные коридоры, тускло освещенные офисы, комнаты с наглухо задернутыми шторами, затянутое серыми облаками зимнее небо — все будет манить его на другую сторону, туда, где дела решают по старинке. В том, выстоит он или нет, заключается основная интрига фильма.

Честейн необычайно хороша в роли супруги Абеля. Ее героиня — дочь гангстера, с детства усвоившая правила игры. Айзек тоже органичен и убедителен, хотя его роль изначально писалась под Хавьера Бардема, и это как раз тот случай, когда так и не снятый фильм можно легко воссоздать в воображении. Уже во внешности испанского актера есть та самая, очень нужная конкретному сюжету двойственность: сила и уязвимость, жестокость и нежность. Ты знаешь, что в любой момент он может обернуться Антоном Чигуром, человеком без морали. Глядя на Айзека, поверить в это гораздо сложнее.

Рекомендовать «Самый жестокий год» любителям гангстерского кино — не самая лучшая идея. Фильм, вероятнее всего, не оправдает их надежд: первого выстрела придется ждать целую вечность. Однако тем, кто ценит психологические драмы «оскаровского» калибра, картина Чендора может преподнести пару сюрпризов. Только не стоит слишком сильно обнадеживаться. Высоконравственный бизнесмен, живущий по кантовскому императиву («поступай так, чтобы максима твоей воли могла быть всеобщим законом»), в качестве экранного персонажа все еще проигрывает плохим парням со злых улиц.

Ксения Реутова