Оповещения от киноафиши
Скоро в прокате "Черное Рождество" 1
Напомним вам о выходе в прокат любимых премьер и главных новостях прямо в браузере!
Включить Позже
Рецензии

«Тайна печати дракона»: Рецензия Киноафиши

«Тайна печати дракона»: Рецензия Киноафиши

Долгожданный российский проект, который вызывает смешанные чувства.

  Поделиться

Главным героем продолжения фильма «Вий» становится не Хома Брут и не бессмертные запорожцы, а российский царь Петр Первый. Летом 1698 года во время Великого Посольства в Европу заговорщики подменили государя самозванцем, а настоящий Петр Алексеевич оказался узником лондонского Тауэра по прозвищу Железная Маска. Поперечный, получается, не соврал, хотя всего размаха приключившейся с нашим монархом в этом фильме истории он не смог бы даже представить. В грязных аглицких казематах царь Петр находит для себя личного учителя кунфу в лице белого мага Джеки Чана, который в скором времени помогает русскому царю сбежать на волю, но просит при этом спасти его дочь-принцессу и великого дракона. Считай, весь Великий Шёлковый Путь. Верный данному слову царь Петр, не задумываясь, отправляется на другой конец света - в Китай, где его ожидает встреча с колдунами, ведьмами, а также с картографом Джонатаном Грином, которого мы все прекрасно помним по предыдущему фильму.

Если сюжет самозваного сиквела показался вам фантастичным, бизарным и чересчур курьезным, не спешите хвататься за учебники и книги по истории. История здесь - только холст, а на любой картине смотрят, в первую очередь, на краски. Краски в фильме Степченко пугающие, но все же приятно контрастные, узнаваемые с первого мазка. Достаточно сказать, что в масштабной финальной баталии будут принимать участие: громовые колдуны из «Большого переполоха в Маленьком Китае», карапуз-трикстер Марти Клебба из пенталогии про Джека Воробья, братский триплет китайских охотников на кайдзю «Алый Тайфун» из эпика «Тихоокеанский рубеж», запорожские козаки, включая Хому Брута и мертвого Дороша, китайские повстанцы на летающих красных зонтиках из фильмов Чжана Имоу. Плюс маленький летучий пушистый дабуц из «Кунфу-монстра».

Тайна печати дракона

Вся эта человеческая (и не только человеческая) многоножка построена сюжетно на вечном контрасте, бесконечном противоборстве инь и янь. Востока и Запада. Петра Первого и его двойника. Джеки Чана и Арнольда Шварценеггера, покойного Рутгера и Павла Воли. Наконец, полуголого Мерзликина в женской одежде и китайской принцессы в грубом крестьянском зипуне. Но весь смысл инь-иня в сохранении гармонии и постоянном балансировании на краю, что получается у режиссера Степченко далеко-далеко не всегда. Игрушки у него крутые, но они как коллекция оружия у экранного Шварценеггера. Думаешь, что в твоих руках бесценный шлем Чингисхана, повернешь другим боком, а это, оказывается, обычный ритуальный горшок или казан для плова. Серьезных претензий к этому, на самом деле, нет. Не секрет, что новый фильм рождался в муках, долго и мучительно. С пересъемками, досъемками и огромным количество материала, который был написан, снят, но так никуда и не вошел.

По этой причине порой совершенно непонятно, как относиться к картине. Она похожа на большое сновидение (что тоже не всегда комплимент), которое ты лихорадочно пытаешься записать, проснувшись, пока оно совсем не растаяло. Потом за завтраком смотришь на собственные записи и дивишься. Петр Первый? Боевые роботы? Пятнадцать человек на сундук мертвеца? И ты, Брут?

Феликс Зилич

Подробности