Смотрите фильмы за 1 рубль
Ваши билеты в личном кабинете

«Величайший кутюрье»: Рецензия Киноафиши

«Величайший кутюрье»: Рецензия Киноафиши

Дарико Цулая о документальном фильме про Ива Сен-Лорана.

Документальные фильмы о мире моды – едва ли не отдельный жанр современного дока, глянец в мире неигрового кино, чаще всего следующий четкой схеме и включающий определенный набор элементов. Мучительная работа кутюрье над коллекцией, его внутренние сомнения, быстрый, предельно деликатный взгляд на личную жизнь дизайнера, бесконечно преданное окружение, ослепляющая красота моделей, наконец, кульминация – успешный показ на неделе моды, слезы на глазах и овации публики. Снятый задолго до бума фэшн-документалистики и вышедший спустя почти 20 лет после съемок, фильм Оливье Мейру о последних годах работы Ива Сен-Лорана нисколько не похож на этот глянцевый стандарт.

Оливье Мейру снимал Сен-Лорана почти два года в конце 1990-х, накануне продажи модного дома концерну «Гуччи», когда великий кутюрье – автор знаменитого платья «Мондриан», женского смокинга и других знаковых для истории моды инноваций – готовился уйти на покой. Уход Сен-Лорана на пенсию сопровождался целым парадом мероприятий, организованных бессменным партнером модельера Пьером Берже. Подготовку к этим праздничным событиям камера Мейру фиксирует скупо и отрывочно, и в кадре оказывается совсем не то, что мы привыкли видеть на страницах журналов или официальных мемуаров. Финальный монтаж так не понравился Берже, что после премьеры картины в 2007 году на фестивале в Берлине он запретил ее публичный показ. Запрет был снят только в 2015-м, и вот, после незначительных изменений и значительной реставрации, уже после смерти Берже в 2017-м, картина наконец добралась до зрителя.

«Величайший кутюрье»: Рецензия Киноафиши
«Величайший кутюрье»

Что же так не понравилось Берже? Легко себе представить. В кадре – не икона мира моды, а стареющий, с отсутствующим взглядом человек. Он выглядит помятым, его глаза редко выражают интерес, загораясь лишь изредка. Кажется, он с трудом заставляет себя участвовать в происходящем вокруг карнавале, и только крепкий локоть Берже поддерживает его. Сам Берже едва не перетягивает фокус на себя: очевидно, что он дирижер этой оперы, серый кардинал модного дома. В интервью репортеру он так и говорит: Сен-Лоран спит, и мы стараемся его «не будить». Мимо проплывают легендарные платья, Летиция Каста, журналистка Сюзи Менкес и бастующие профсоюзы – на дворе, в конце концов, конец 90-х, мир ручной строчки и сшитых в единственном экземпляре платьев вот-вот пошатнется под напором массового производства.

Мейру чередует черно-белое и цветное изображение, добиваясь удивительного эффекта: снятые в одно и то же время кадры кажутся более хрупкими, ускользающими в прошлое вместе с силами самого кутюрье. Это ощущение исчезающего мира подчеркнуто хором второстепенных персонажей – две швеи, много лет работавшие на модный дом, с восторгом вспоминают, какой была первая штаб-квартира, гуляя по пустым комнатам и коридорам. «Вот здесь была табличка с его именем. А вот здесь он любил курить», – Сен-Лоран проживет еще почти 10 лет, но о нем говорят почти как о покойнике. Эту атмосферу поддерживает и необычный саундтрек, который написал Франсуа-Эд Шанфро – постоянный автор музыки к французским хоррорам и триллерам. В моменты, когда мы видим лицо Сен-Лорана, потусторонняя мелодия как будто погружает нас во внутренний мир усталого гения.

От «Величайшего кутюрье» не стоит ждать ни лихо закрученного сюжета, ни откровений, ни ярких эмоций, но этот закулисный взгляд на «жизнь после жизни» и закат великого человека удивительным образом трогает – не сразу, а как-то исподтишка. А 20 лет «выдержки» этому фильму пошли только на пользу – он выглядит запыленным, но всё-таки кладом для любого, кто неравнодушен к миру моды и роскоши.

Дарико Цулая

Приложение киноафиши