Смотрите фильмы за 1 рубль
Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«SuperЗять»: Рецензия Киноафиши

«SuperЗять»: Рецензия Киноафиши

Семен Грицай посмотрел наивную историю о старых добрых семейных ценностях в неудобоваримой обёртке.

У похожего на режиссёра Бекмамбетова акушера Стефана (Кад Мерад) счастливая семья. Он очень любит свою жену (Жюли Гайе) и повзрослевших дочек — самостоятельную Алексию (Полин Этьен), плаксивую невестку Габриэль (Луиз Колдефи) и домашнюю фем-активистку старшеклассницу Рафаэль (Хлоя Жуанне), но мечтает о крепком мужском плече, чтоб и подурачиться, и порыбачить, и по душам поговорить. С собственными друзьями у добродушного придурковатого семьянина не ладится. А девочки, наученные горьким опытом и памятуя о неуютном панибратстве папы к их парням, знакомить своих пассий с ним не желают.

Если популярность хтонического организма «современная российская комедия» можно объяснить беснующейся витальностью, непредсказуемостью послевкусия и бессознательным желанием хоть немножко почувствовать, что же там после смерти, то причину востребованности французского комедийного мейнстрима последних десятилетий, чья самость, очевидно, в беззубости, космополитизме и лениво проговариваемой актуальной повестке, понять сложно. И, признаться честно, при просмотре этого безобидного, рассчитанного не только на внутренний, но и внешний рынок, кино мучает всего один вопрос: кто ты, бессменный зритель «Superняня», «Superняня 2» и «SuperАлиби»? Названия оригиналов перечисленных картин, разумеется, никак не связаны. Но новую ленту Франсуа Дезанья с адекватным заголовком «Зять моей жизни» у нас без лишних вопросов определили в эту суперкомпанию, заклеймив обидным «SuperЗять», и вот выпускают в прокат.

«SuperЗять»: Рецензия Киноафиши
«SuperЗять»

Вообще-то комедия могла получиться нормальной, смешной, может, даже дерзкой. Про хорошего батю, который, будучи окружен женским обществом, хочет чуточку мужской солидарности и, даже искренне признав гендерное равенство, всё равно не может легко сбросить с плеч дорогой сердцу стереотип, что парни — это тачки, спорт, дебильные шутки и обнимашки. Если бы, например, не банальные, лобовые хохмы из серии: «Ха-ха, Санта-Клаус — изобретение капиталистов». Если бы не дистиллированный мир, приторно правильный, как после тотальной (читай «тоталитарной») химчистки. И не герои, словно сошедшие с рекламных постеров «Колгейта»: улыбчивый регбист Томас (Гийом Лаббе), новый парень Алексии, которого глава семейства отпугивает своей чрезмерной, наигранной дружелюбностью, или скромняга-бармен Жулиан (Жереми Лопез), тоже смущённый повышенным вниманием тестя. Однако несколько точечных удач, безусловно, выделяются на фоне нейтрального, как лист белой бумаги, фильма. Взять, скажем, душевный образ юного акушера Бертрана (Франсуа Деблок), вначале не принятого отцом девочек за скромность и индифферентность к весёлому мужскому приятельству. Или приятную, хоть и эпизодическую линию с младшей сестрой, мило гримасничающей в ответ на нелепые выходки родственников.

Европейские проходные комедии, прямо скажем, штука сегодня не модная. О них не говорят, их сложно ненавидеть и не за что хвалить. Механизмы выдачи грантов и финансирования фильмов, существующие, как правило, по принципу обидного «со мной без зайца дружить нельзя», приводят к тому, что на один, пусть даже мейнстримный, но амбициозный и занятный проект приходится две-три второсортных политкорректных жвачки. Впрочем, единичные из них умудряются качественно задеть аудиторию, собрать много миллионов в прокате и стать, как например неплохой сентиментальный романс «1+1», общенародными картинами «на все времена». Понятно, что такое кино не претендует ни на звание авторского высказывания (большого, прости господи, искусства), ни на амбициозный жанровый конструкт, и зависает в серой зоне вполне объяснимого, но зачастую никем не проговариваемого «почему бы и нет». А действительно, почему?

Семён Грицай