Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Кунг-фу Панда 3»: Рецензия Киноафиши

«Кунг-фу Панда 3»: Рецензия Киноафиши

Гений кунг-фу

После того как Марк Осборн, поставивший великолепную первую часть «Кунг-фу Панды», ушел создавать не менее великолепного «Маленького принца», даосская панда-притча в значительной степени сдулась, хотя и не утратила фирменного обаяния. Дженнифер Ю Нельсон, пришедшая на смену Осборну, умеет делать всё красиво и с техническим блеском (с каждой серией анимация пугающе прибавляет в совершенстве), но драматургия и диалоги второй и третьей частей не идут ни в какое сравнение с драматургией и диалогами первой серии. Як-злодей с андерсеновским именем Кай отличается лишь тем, что о нем никто не может вспомнить (хорошенькая характеристика для могущественного погубителя великих воинов и забирателя энергии ци…), а психотерапевтическая функция – не стыдись своих калорий и подростковой неприспособленности к «серьезному» миру – решительно затмевает все прочие стороны фильма. В синопсисе вполне можно писать, что данное кино посвящено «проблемам семьи и адаптации».

С семьей, правда, не обошлось без несколько рискованного сюжетного хода: у панды По теперь два папы – биологический и гусь. Объяснение дается как нельзя более подходящее: «Ему все-таки надо спасти мир. Ему сейчас нужны оба отца» (депутатам, запретившим богопротивную радугу на упаковках кефира, здесь предоставлена богатейшая пища для размышлений). Впрочем, отношения отцов, начинающиеся с закономерного конфликта, довольно быстро начинают отдавать полнейшей идиллией, счастливо гармонирующей с дружными веселыми кувырками, которые, собственно, и являются ключевой битвой со злом, прибывшим из царства духов. К тому же кувырки, как и одинаковые шутки, здесь слишком часто повторяются, причем уже не только от одной серии к другой, но и внутри одной и той же серии, в данном случае – третьей. Традиционно блистательная музыка Ханса Циммера и монтаж отчасти скрадывают подобный эффект, но полностью затушевать его уже невозможно. Несмотря на «умножение сущностей» (вместо одного панды на экране предстает целая пандеревня, прозванная критиками «пандалендом»), франшиза стремительно тонет в самоцитировании. Последнее, правда, в определенной мере искуплено божественной красоты хореографией царства духов, явленной в преддверии финала, но в остальном аттракцион «Веселые пельмешки» явно подысчерпал исходный запас ци.

Сергей Терновский