Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Гостья»: Рецензия Киноафиши

«Гостья»: Рецензия Киноафиши

«Гостья» (в оригинале, напротив, The Host, то есть «Хозяйка», «Гостеприимица», «Носительница» или, если угодно, «Принимающая сторона») – это, в сущности, «Аватар» наоборот, только с меньшим натиском военной авиации и более глубоким погружением в медитативность и шизофрению. На Землю прибывают некие инопланетные «души», изрядно смахивающие на небезызвестную инфузорию туфельку, вселяются в тела местных жителей, и постепенно одни продолжают оккупационную политику, а другие проникаются нуждами аборигенов и переходят на их сторону. Визуальные корни здесь, конечно, растут из «Похитителей тел» (только коллективизм инопланетной расы чрезвычайно смягчен, а эмоциональность не удалена, но приглушена всеобщим дружелюбием и благонамеренностью), однако по смыслу это именно что (анти-)«Аватар». Различие заключается в том, что если Джеймс Кэмерон преследовал политическую (в широком значении) задачу – извиниться перед индейцами и, вообще говоря, всеми, кто подвергся угнетению со стороны колонизаторов, то для романистки Стефани Майер, совершеннейшего ребенка и автора сладчайших девчачьих «Сумерек», главное – нерушимая межпланетная дружба и чтобы все со всеми перецеловались. Собственно, целоваться с инопланетянами, да и просто со всеми подряд, – затея вполне заманчивая, кто бы спорил… но Стефани Майер и поддавшийся ее наивной прозе, хотя и максимально урезавший катастрофическое многословие первоисточника, Эндрю Никкол, демонстрируя читателю/зрителю, насколько все души (земные, неземные и проч.) прекрасны, впадают в безоговорочное прекраснодушие, буквально засахаривая сюжет и в итоге заставляя его очутиться в инсулиновой коме.

Между тем история с расщеплением сознания на земную и инопланетную составляющие (земную составляющую зовут Мелани, инопланетную – Странница, сокращенно Анни (в оригинале это соответственно Wanderer и Wanda)) сулила чрезвычайно интересные перспективы. Чего стоит одно восклицание «Мелани вышла», учитывая, что Мелани существует только в голове нового, двусоставного персонажа… Вдобавок у Мелани–Анны появляется отрицательное зеркальное отражение, пропущенное через, так сказать, галактическую кротовую нору. Отражение это, в исполнении Дианы Крюгер, носит колоритнейшую дизайнерскую обувь с ощутимым садомазоуклоном и довольно сильно напоминает Терминатрикс, по крайней мере до того момента, когда подпольный хирург с лицом престарелого Барака Обамы извлекает мятущуюся внеземную душу и отправляет ее в далекое межзвездное путешествие. После чего знаменитый принцип кота Леопольда – «Ребята, давайте жить дружно!» – начинает претворяться в жизнь с какой-то уже пугающей буквальностью.

И это при том, что нарисованная Никколом антиутопия на удивление симпатична. Все ходят, почти в нордическом духе, со сверкающими голубыми глазами, большинство – в белых костюмах, вокруг сплошная вежливость и учтивость, лечение – для всех по высшему разряду и бесплатно, продукты – тоже даром, взаимопомощь – всеобщая и без перебоев. Одним словом, победивший в космическом масштабе скандинавский социализм или, если угодно, IKEA со сверхчеловеческим лицом…

Сергей Терновский