Смотрите фильмы за 1 рубль
Оповещения от Киноафиши
Скоро в прокате "Первая любовь" 1
Напомним вам о выходе в прокат любимых премьер и главных новостях прямо в браузере!
Меню
Ваши билеты в личном кабинете

«Цель номер один»: Рецензия Киноафиши

«Цель номер один»: Рецензия Киноафиши

Прежде чем смотреть «Цель номер один» и читать данную рецензию, весьма небесполезно ознакомиться с нижеследующим пространным отрывком из нашумевшей книги французского журналиста Тьерри Мейссана «11 сентября 2001 года. Чудовищная махинация», вышедшей в 2002-м. Книга эта, разумеется, небесспорна, но чрезвычайно поучительна, и очень хорошо в процессе просмотра Zero Dark Thirty удерживать в голове – как мысленный фон – плоды мейссановских политических раскопок (не говоря уж о том факте, что на видеозаписях с Усамой бен Ладеном мы наблюдаем, скорее всего, просто разных людей (об этом см., например: http://www.valeriideas.com/rus/archives/20462)).

«Усама бен Ладен – один из 54 детей шейха Мохаммеда бен Ладена, основавшего в 1931 году компанию Saudi Binladen Group (SBG). Половина годового оборота этого холдинга, крупнейшего в Саудовской Аравии, приходится на строительство и общественные работы, а вторая половина – на инженерные работы, недвижимость, прокат, телесвязь и издательский бизнес. Он основал швейцарскую инвестиционную компанию Saudi Investment Company (SICO), которая открыла несколько совместных фирм с саудовским Национальным коммерческим банком (National Commercial Bank). SBG вкладывает значительные суммы в General Electric, Nortel Networks и Cadbury Schweppes. В Соединенных Штатах холдинг представлен… Аднаном Кашогги (бывшим шурином Мохаммеда аль-Файеда), тогда как его финансовыми активами управляет Carlyle Group. До 1996 года открытием филиалов SBG по всему миру занимался в Лозанне советник бен Ладена – нацистский банкир Франсуа Жену, душеприказчик доктора Геббельса и меценат террориста Карлоса. После внезапной гибели шейха Мохаммеда бен Ладена в 1968 году его наследником стал старший сын Салем. Он тоже, в свою очередь, погиб – в авиакатастрофе, произошедшей в Техасе в 1988 году. С тех пор SBG управляет Бакр, второй сын основателя фирмы.

Родившийся в 1957 году Усама получил диплом по менеджменту и экономике Университета имени короля Абдул-Азиза… В декабре 1979-го к нему обратился его покровитель принц Турки аль-Фейсал (директор саудовских секретных служб с 1977 по 2001 год), предложив управлять финансовой стороной секретных операций ЦРУ в Афганистане. За 10 лет ЦРУ инвестировало два миллиарда долларов в Афганистан на организацию провала СССР, что сделало эти операции самыми дорогими из всех, которые оно когда-либо предпринимало. Саудовские и американские службы набирали исламистов, обучали их, вооружали и всячески настраивали на джихад (священную войну), дабы те сражались и победили Советы. Усама бен Ладен управлял запросами этого разношерстного мира при помощи систематизированной информации, называвшейся “Аль-Каида” (в буквальном переводе – “основа”, “база данных”). После поражения СССР США потеряли всякий интерес к судьбе Афганистана, оставив его в руках военачальников и моджахедов, которых они навербовали по всему арабо-мусульманскому миру, чтобы сражаться с советской армией. Усама бен Ладен тогда, вероятно, перестал работать на ЦРУ, но сохранил бойцов для собственных нужд.

В июне 1996 года 19 американских солдат были убиты во время нападения на военную базу Коббар (Саудовская Аравия). Соединенные Штаты обвинили Усаму бен Ладена как его заказчика. В ответ он провозгласил джихад против США и Израиля в своем знаменитом послании “Изгоните многобожников с Аравийского полуострова”. Здесь он пользуется тем же набором аргументов, что и во времена совместной работы с ЦРУ в Афганистане: священный долг каждого мусульманина – освободить оккупированные земли ислама.

Но действительно ли бен Ладен порвал с ЦРУ и стал врагом Америки? С 1987 по 1998 год обучением бойцов “Аль-Каиды” заведовал Али Мохаммед, египетский офицер, принятый в армию Соединенных Штатов. Мохаммед преподавал в то же время в John Kennedy Special Warfare Center and School, где готовил членов самой секретной сети влияния – stay-behind, а также офицеров войск специального назначения США. Зная правила безопасности американских секретных служб, предусматривающих постоянное наблюдение агентов друг за другом, можно ли поверить хотя бы на мгновение, что Али Мохаммед мог работать по очереди на военной базе США и на базах “Аль-Каиды” в Судане и Афганистане без риска быть мгновенно разоблаченным? Широко освещенного СМИ ареста Али Мохаммеда в конце 1998 года недостаточно, чтобы скрыть: stay-behind готовила бойцов “Аль-Каиды” – и, стало быть, Усама бен Ладен продолжал работать на ЦРУ по меньшей мере до конца 1998 года! Впрочем, можно ли не заметить, что легенда Усамы бен Ладена – не что иное, как сфабрикованное ЦРУ из разных подручных средств прикрытие для него? Взять хотя бы то, как нас пытались заставить поверить, будто бен Ладен выбил из Сомали самую мощную армию мира с помощью 20 бойцов! И еще: нам представляли теракты в Найроби и Дар-эс-Саламе как антиамериканские, тогда как ни один из 11 убитых в Дар-эс-Саламе не был американцем, а в Найроби только 12 из 213 погибших были американцами. Те, кто организовал эти псевдоантиамериканские теракты, постарались сделать так, чтобы последствия легли на плечи других.

В действительности же ЦРУ продолжало прибегать к услугам Усамы бен Ладена в борьбе против русского влияния, как оно это делало в борьбе против советского. Выигрывающую команду не меняют. “Арабский легион” “Аль-Каиды” был использован в 1999 году для поддержки восставших косоваров против диктатуры Белграда. Он также был задействован и в Чечне, по меньшей мере по ноябрь 2001 года, как свидетельствует “Нью-Йорк Таймс”. Приписываемая бен Ладену враждебность по отношению к Соединенным Штатам позволяет Вашингтону отрицать свою ответственность за эти удары исподтишка.

Связи между ЦРУ и бен Ладеном не прервались в 1998 году. Тяжело больной, он отправился лечиться (с 4 по 14 июля 2001 года) в американскую больницу в Дубае (Объединенные Арабские Эмираты). “За время своей госпитализации [он] принял у себя членов своей семьи, видных особ Саудовской Аравии и Эмиратов. В момент этого же его пребывания в больнице местный представитель ЦРУ, которого многие знают в Дубае, был замечен садящимся в главный лифт и отправляющимся в палату Усамы бен Ладена”, – пишет “Фигаро”. “В ночь накануне террористических нападений 11 сентября Усама бен Ладен находился в Пакистане… он был тайно помещен в военный госпиталь в Равалпинди для прохождения диализа”, – сообщает корреспондент Си-би-эс. Человек, провозгласивший джихад против США и Израиля, человек, голову которого ФБР оценило в пять миллионов долларов, человек, чьи тренировочные лагеря подверглись бомбардировкам крылатыми ракетами, лечится в американской больнице в Дубае, где спокойно беседует с начальником представительства ЦРУ, а затем проходит диализ под защитой пакистанской армии в Равалпинди.

Фальсификации распространяются и на близких бен Ладена, и на бойцов “Аль-Каиды”. Например, по американской официальной версии, лаборатория в Аль-Шифе (Судан) использовалась бен Ладеном для производства химического оружия массового поражения, поэтому ее и бомбардировали ВВС США в 1998 году. Однако международные наблюдатели, прибывшие осмотреть развалины, не были согласны с тем, что фабрика могла производить что-нибудь, кроме аспирина. Эта фабрика принадлежала совместно Усаме бен Ладену и Салаху Идрису. ЦРУ обвинило последнего в соучастии в производстве химического оружия и в финансировании исламского джихада в Египте. Оно заморозило его денежные средства, но незаметно сняло этот запрет в мае 1999 года. “Террорист” Салах Идрис владеет сегодня 75 % IES Digital Systems и 20 % Protec через посредничество офшорной фирмы Global Security Systems. IES Digital Systems обеспечивает в настоящее время видеонаблюдение на британских государственных и военных объектах, как об этом сообщил барон Кокс в палате общин. В это же время Protec обеспечивает безопасность 11 британских АЭС.

С одной стороны, Усама бен Ладен – не враг, а агент Соединенных Штатов; с другой – он никогда и не порывал со своей семьей, которая является основным коммерческим партнером семьи Бушей. Мы уже указывали, что финансами Saudi Binladen Group (SBG) ведает Carlyle Group. Созданная в 1987 году Carlyle Group управляет сегодня портфелем в 12 миллиардов долларов. Она обладает контрольным пакетом в компании Seven Up (обеспечивающей розлив напитков в бутылки для компании Cadbury Schweppes), в Federal Data Corporation (оснастившей, к примеру, Федеральную авиационную администрацию системой наблюдения за гражданским авиадвижением) и в United Defense Industries Inc. (основной поставщик снаряжения американской, турецкой армий и армии Саудовской Аравии). С учетом контролируемых ею компаний Carlyle Group выходит на 11-е место среди компаний американского военно-промышленного комплекса. В 1990 году Carlyle Group оказалась под следствием по делу о вымогательстве. Лоббист Республиканской партии Уэйн Берман занимался рэкетом американских пенсионных фондов, чтобы финансировать избирательные кампании Буша; один из этих фондов согласился перевести в Carlyle Group миллион долларов в надежде получить общественный договор в штате Коннектикут. В настоящее время председатель фонда – Фрэнк Карлуччи (бывший заместитель директора ЦРУ, затем министр обороны), а его советники – Джеймс Бейкер III (глава кабинета президента Рейгана, затем министр финансов и, наконец, госсекретарь при Джордже Буше-старшем) и Ричард Дарман (бывший директор Административно-бюджетного управления). Для представительства за границей Carlyle Group прибегает к услугам Джона Мейджора (бывшего британского премьер-министра) и Джорджа Буша-старшего (бывшего директора ЦРУ, впоследствии президента Соединенных Штатов). Среди других руководителей Carlyle Group – Сами Мубарак Баарма, доверенный уполномоченный Халеда бен Махфуза, и некто Талат Отманн: две особы, прямо связанные с нынешним президентом США.

В сущности, Джордж Буш-младший сколотил состояние на удачных сделках, проведенных им в бытность главой Harken Energy Corporation. Эта небольшая техасская нефтяная компания заполучила нефтяные концессии Бахрейна в качестве ретрокомиссий американо-кувейтских договоров, заключенных президентом Джорджем Бушем-старшим. Что является, естественно, совершенно нелегальной операцией. Халед бен Махфуз был акционером Harken (11,5 % капитала). Номинальным владельцем его акций был один из его уполномоченных – Абдулла Таха Бахш. Талат Отманн был администратором. А старший брат Усамы бен Ладена, Салем, был представлен в административном совете компании Harken своим американским уполномоченным Джеймсом Батом.

Вся эта публика (семья Бушей, их политические должники и финансовые партнеры, как и неизбежное ЦРУ) далеко не новички в такого рода махинациях. Они находились в центре гигантского банковского скандала 90-х годов – банкротства Международного банка кредита и коммерции (Bank of Credit and Commerce International (BCCI)). Этот банк был англо-пакистанским учреждением, присутствовавшим в 65 странах. Он использовался Рональдом Рейганом для подкупа иранского правительства, чтобы оно задержало освобождение американских заложников в тегеранском посольстве и, таким образом, положило конец президентству Джимми Картера (операция под названием “Октябрьский сюрприз”). Позже, по совету бывшего директора ЦРУ и вице-президента Джорджа Буша-старшего, администрация Рейгана использовала BCCI для перевода саудовских дотаций никарагуанским контрас и для перевода денег от ЦРУ моджахедам в Афганистан. BCCI также был замешан в контрабанде оружия сирийским “трейдером” Саркисом Саркеналяном, в скандале с Чарльзом Китингом в США, в аферах “трейдера” Марка Рича, в финансировании террористической группы Абу Нидаля и т. д. В конечном счете банк пошел ко дну, когда было установлено, что он отмывал также и деньги Медельинского картеля. Закрываясь, он успел обобрать миллион мелких вкладчиков. В том, что банком BCCI могло манипулировать (а возможно, даже и создать его) ЦРУ, нет ничего удивительного. Существует давняя банковская традиция в американских секретных службах – начиная с учреждения OSS коммерческими юристами и брокерами с Уолл-стрит. Двое бывших директоров ЦРУ, Ричард Хелмс и Уильям Кейси, работали в BCCI, так же как и двое престижных “агентов влияния” ЦРУ: Аднан Кашогги (представитель Saudi Binladen Group в США) и Манушер Горбанифар (основной “трейдер” “Ирангейта”). Не говоря уж о Камале Адхаме (шурине короля Фейсала и начальнике саудовских секретных служб вплоть до 1977 года), принце Турки аль-Фейсале аль-Сауде (начальнике саудовских секретных служб с 1977 по август 2001 года и покровителе Усамы бен Ладена) и Абдуле Рауфе Халиле (заместителе директора саудовских секретных служб). BCCI работал в тесном сотрудничестве с SICO, швейцарским инвестиционным филиалом Saudi Binladen Group. Среди его руководителей был один из братьев Усамы бен Ладена – Салем. Халеду бен Махфузу (который рассматривался как один из ответственных за банкротство BCCI) были предъявлены обвинения в Соединенных Штатах в 1992 году. Но ему удалось снять с себя эти обвинения в 1995-м в результате сделки с кредиторами банка (на сумму в 245 миллионов долларов). Если действительно, как утверждают многие официальные лица Америки, семья бен Ладен продолжает поддерживать отношения с Усамой и финансировать его политическую деятельность, тогда Carlyle Group, ведающая финансовыми вложениями Saudi Binladen Group, неизбежно вовлечена в злоупотребление осведомленностью. И, следовательно, Джордж Буш-старший – один из счастливчиков, нажившихся на биржевых махинациях 11 сентября 2001 года. Замечательный повод для ФБР и IOSCO закрыть финансовую часть расследования».

Если все вышесказанное правдиво хотя бы на четверть, то изображенный в фильме Кэтрин Бигелоу десятилетний розыск Усамы-полосамы неминуемо окрашивается в очень странные, сюрреалистические тона (не говоря уж про монти-пайтоновский рассказ о том, как спецагенты хотели проникнуть в канализацию под предполагаемым убежищем лидера «Аль-Каиды», дабы взять пробу фекалий и по ним идентифицировать злодея, но в итоге решили, что «материал будет слишком разбавленный»). Сюрреалистические особенно по той причине, что постановщик «Странных дней», «Веса воды» и «Повелителя бури» продемонстрировала здесь почти нечеловеческий объективизм, едва ли не парад робототехники, сконструировав на экране настолько сверхдотошную производственную драму из жизни ЦРУ, что Пентагон даже провел специальное расследование, изумившись режиссерскому всеведению касательно разных секретных деталей и подробностей и заподозрив замминистра обороны Майкла Викерса в разглашении чего ни попадя. Действительно, боссам военного ведомства было из-за чего разволноваться при виде столь скрупулезно воссозданных цэрэушных кружений над самой двусмысленной черной дырой новейшей американской истории. Проблема, однако, в том, что так и не сумело разволноваться киноповествование, поглотив «под одну гребенку» и ужас тех, кто оказался 11 сентября во Всемирном торговом центре, и пытки над террористами, и месть правоверных агентам ЦРУ, и убийство рыдающей женщины американским спецназовцем: все снято ровно и одинаково, с абсолютно одинаковой и ровной интонацией. Кроме, быть может, последней сцены, где прекрасная Майя, получившая труп бен Ладена (во всяком случае, кого-то похожего) на десерт своей уже не напрасно прожитой жизни, позволяет себе скупой, сдержанный ручеек слёз специального назначения, – да и то еще как посмотреть…

Сила обоих предыдущих сюжетов/сценариев военного журналиста Марка Боала – «В долине Эла» и «Повелитель бури» – и предыдущей режиссерской работы Кэтрин Бигелоу («Повелитель бури», собственно) состояла в том, что в густом, кромешном вареве взаправдашних фронтовых и тыловых подробностей максимально плотно кристаллизовывались, выявлялись те или иные определяющие черты характера героев. В «Цели номер один» такая кристаллизация тоже как будто намечается: начинающая агентесса, чей старт здесь остроумно сравнивают с Крестовым походом детей, почти бестрепетно погружается в пыточные реки и бюрократические берега оперативной работы. Охотясь за неким Абу-Ахмедом, который, возможно, Абу-Халид, похожий на Гэндальфа, героиня Джессики Честейн призрачно, но неуклонно приближается к великому и ужасному Усаме, так что в итоге он становится ее пламенным наваждением: «Разберусь со всеми причастными к этой операции, а затем убью бен Ладена»; «Бен Ладен – там! Убейте его для меня». Однако по ходу дела на убийстве бен Ладена все и сходится. В фильме нет события: есть только факты и подготовка к фактам. Разумеется, Бигелоу просчитывает психологические изменения, поэтому постепенно агент Майя становится всё старше, всё опытней, всё умней, всё неврастеничней и всё изможденней. Но это лишь естественный фон производства, не более того. Производства и даже перепроизводства Усамы бен Ладена, то ли живого, то ли мертвого террориста № 1, в новейшем общественном сознании, которое в данном случае заключено в милую оболочку профессионала-андроида.

Сергей Терновский

Related video
За что Петросяну досталось от участников КВН: заговорил Масляков
Малышева жестко предостерегла родных Шатунова: «Обязательно проверить»
«Люди шепчутся»: Киркоров признался, как отец позорит его на публике
Немцы раскритиковали советский фильм о войне: «Так глупо!»
Иностранцы признали советского «Карлсона» вредным для детей - и не зря
Астрологи рассказали, от каких знаков зодиака удача отвернется в июле 2022
Украли у американца: всплыла неприглядная правда о любимой песне россиян
Помните красавчика из «Дикого ангела»? Не поверите, что с ним стало
Билану припомнили «игнор» похорон Градского: причем тут Шатунов?
Здесь таких не ждут: американцы преподали Наргиз жестокий урок
Никто бы не узнал: вот как Зверев выглядел до пластических операций
Друзья Шатунова пытались спасти его таблетками от живота