Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Хоббит: Нежданное путешествие»: Рецензия Киноафиши

«Хоббит: Нежданное путешествие»: Рецензия Киноафиши

Вдоволь напутешествовавшись по острову Черепа и милым костям, новозеландский хоббит Питер Джексон вернулся в свое Средиземье, дабы уточнить кое-какие подробности, недоосвещенные во «Властелине Колец». Несмотря на то что «Хоббит» – книга вполне компактная, уж во всяком случае покомпактнее «Властелина Колец», формат кинотрилогии остался прежним. И даже режиссер в итоге остался прежний, хотя изначально кино должен был ставить не менее похожий на сказочного персонажа Гильермо дель Торо, теперь числящийся лишь соавтором сценария и «консультантом проекта». С одной стороны, конечно, свежие похождения уроженцев Средиземья сделаны по принципу «тех же щей да по новой влей». С другой стороны, есть и существенное отличие: если экранизация «Властелина Колец» в общем и целом чуралась всяческого юмора (несколько второстепенных эпизодов не в счет), то экранизация «Хоббита» просто шкворчит и пенится от переизбытка разнообразных острот. Разумеется, в зачине про расцвет и падение Эребора всё честь по чести – эпос как он есть, но по прошествии минут примерно десяти, когда рядом с Бильбо Бэггинсом, умиротворенно покуривающим трубку возле собственного жилища, появляется Гэндальф, – начинается карнавал. Гномы, похожие на Астерикса и Обеликса, гоблины, напоминающие Вия и его команду, русские народные ушанки как часть экипировки гномов и волшебников, троллье жаркое с соплями, эмоциональные беседы о кишечных паразитах, чародеи на кроличьих упряжках, официально обвиняемые в «чрезмерном употреблении грибов», новейший Шерлок Холмс – Бенедикт Камбербэтч – в роли Некроманта, слегка двусмысленный в устах Иэна Маккеллена пассаж Гэндальфа: «Придется проявить немалую долю очарования, именно поэтому говорить буду я», реанимационное откачивание ежика и еще три десятка разнокалиберных бонусов, – и всё это лишь в первой части. А за ними грядут вторая и третья… Похоже, что Питер Джексон, пусть и осторожно, решил тряхнуть стариной, она же в данном случае молодость, и вспомнить, пусть и в максимально смягченном, «рейтинговом» варианте, свои доголливудские шалости вроде «Знакомства с Фиблами» – милой и трогательной сексуально-сортирной расчлененки, которая завершалась феерическим исполнением песни «Содомия, содомия…». Разумеется, все основные инстинкты Джексон спрятал здесь обратно – глубоко в подкорку, во внутренний Мордор, а на поверхности осталась только тишь да гладь, с внятной «общечеловеческой» моралью, антимересьевской добротой к ежикам и постоянными переходами к ритмике компьютерной игры в экшен-сценах. Так что когда король гоблинов насмешливо обращается к Гэндальфу: «И что же ты будешь делать, волшебник?», а тот бьет короля в глаз и разрезает ему брюхо, – этот двойник Вия лишь восклицает, не теряя насмешливого тона: «Тоже вариант!..» Однако не стоит забывать, чтó бурлит в вышеупомянутой подкорке, которую Джексон периодически слегка обнажает («Блеск и плеск, моя прелесть!») перед зрителем, с многозначительной кокетливостью, присущей стреноженным и запряженным в голливудские сани новозеландским хоббитам. Сергей Терновский