Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Мадагаскар 3»: Рецензия Киноафиши

«Мадагаскар 3»: Рецензия Киноафиши

К третьей части «Мадагаскара» тема собственно Мадагаскара почти окончательно выветрилась. Некогда замысленный как сага о четырех пингвинах, фильм мигрировал уже куда-то в сторону Монте-Карло, иллюстрируя идею о том, что важнейшими из искусств для нас по-прежнему являются казино и цирк. Количество песен и плясок, во второй серии достигшее отметки, несовместимой с жизнью, несколько подуменьшилось, хотя шутка одного из пингвинов – «Начнем с хорошей новости: они уже почти закончили петь» – остается по-прежнему актуальной. Впрочем, и это не может не радовать, сократилось также число виляний необъятным бегемотихиным задом: видимо, энергия темы окончательно исчерпалась… Не преуспев на игорном поприще, герои сбегают от сумасшедшей охотницы на львов (дикий гибрид Эдит Пиаф и российской инспекторши по делам несовершеннолетних) и попадают в цирк. Там льва, вследствие избыточного количества кондиционера в гриве, принимают за львицу (хорошо еще, что без практических последствий: фильм-то все-таки для детей), один из лемуров, которые гораздо больше похожи на гремлинов, влюбляется в умственно отсталую медведицу-велосипедистку, постоянно пускающую слюни и трущуюся волосатой спиной о любую встречную поверхность, а попутно обсуждаются особенности канадского и французского трудового законодательства, потворствующего любителям ничегонеделанья.

Конечно, у создателей третьего «Мадагаскара» был великолепный шанс разворошить все осиное гнездо цирковой мифологии, с ее мистикой, цыганщиной, роковыми страстями и обязательными смертельными эксцессами. Конечно, создатели третьего «Мадагаскара» благополучно прошли мимо этого шанса. Как прошли и мимо римской тематики, ограничившись лишь многообещающим замечанием нью-йоркского льва у стен Колизея: «Мои предки здесь когда-то выступали. Вместе с целевой аудиторией». Единственной колоритной находкой стал русский тигр Виталий, экс-прыгун через крошечные огненные кольца, сгоревший (в прямом и переносном смысле) на работе из-за обливаний оливковым маслом и теперь глушащий тоску… борщом: интересно, почему не варениками со сметаной, как у Гоголя? Впрочем, и тут развязка сюжета оказалась на три копейки: выяснилось, что наружно надо употреблять не оливковое масло, а кондиционер (даже если, благодаря ему, тебя могут принять за особь противоположного пола), – собственно, в данном рецепте и заключена мораль этой анилиновой картины.

Сергей Терновский