Смотрите фильмы за 1 рубль
Оповещения от киноафиши
Скоро в прокате "Ее заветное желание" 1
Напомним вам о выходе в прокат любимых премьер и главных новостях прямо в браузере!
Ваши билеты в личном кабинете

«Голодные игры»: Рецензия Киноафиши

«Голодные игры»: Рецензия Киноафиши

Возможно, самое удивительное в «Голодных играх» – то, как образ главной героини, сыгранной Дженнифер Лоуренс, родился из предшествующего образа, воплощенного на экране той же самой Дженнифер Лоуренс, только двумя годами ранее. Речь – о гиперреалистической драме Дебры Граник «Зимняя кость». Там Лоуренс исполняла роль девушки, пытавшейся выжить в деревенской глуши Миссури: посреди всеобщей нищеты, зарабатывающей на хлеб кустарным мескалиновым производством; посреди сельской клановой поруки, уголовного мрака и абсолютной беспросветности существования. «Голодные игры» снимались в Северной Каролине, по геоклиматическим условиям и ландшафту чрезвычайно родственной штату Миссури. Точно так же героиня Лоуренс, юная и не по годам взрослая, вынуждена кормить семью, где отец погиб, мать впала в многолетнюю прострацию, а младшие братья и сестры (в «Голодных играх» – только младшая сестра, в единственном числе) еще слишком малы. Точно так же героиня охотится на окрестную живность, точно так же идет на все возможные жертвы, чтобы ее близкие сумели элементарно выжить. В этом смысле экранизация первого романа трилогии Сьюзен Коллинз отличается от экранизации романа Дэниела Вудрелла лишь тем, что действие последней происходит в наши дни, в то время как киноверсия коллинзовской саги заглядывает в антиутопическое будущее Соединенных Штатов. В вышеупомянутом будущем уже нет, впрочем, никаких Соединенных Штатов, а есть тоталитарное государство, поделенное на дистрикты. В центре этого государства – Капитолий, мир утрированной гламурной роскоши, где люди с римскими именами (Цезарь, Сенека, Клавдий, Катон, Цинна и т. д.) щеголяют самыми китчевыми и безумными прическами и нарядами, какие пока можно представить лишь на подиумах высокой моды, едят пирожные и услаждают свой развращенный ум и взгляд при помощи реалити-шоу молодежного лесного насилия. А окружающие Капитолий дистрикты, спаянные единой судьбой пролетарско-крестьянской нищеты и искуплением старинной антиправительственной вины, поставляют столичным обитателям не только еду, хозтовары и средства оплаты роскоши, но и ежегодную молодую пару (древний мифологический обряд, связанный с умилостивлением всяческих драконов и минотавров) – для участия в священной резне под названием «Голодные игры».

И здесь от «Зимней кости» мы плавно переходим к режиссерскому дебюту постановщика The Hunger Games Гэри Росса – «Плезантвилю», где герои, осваиваясь в одноименном черно-белом сериале 50-х, постепенно превращали его в живой, прекрасный и многоцветный мир. Ситуация «Голодных игр», в сущности, та же, хотя и в разительно другой оркестровке: обитатели некой подлинной реальности (а реальность здесь удостоверяется голодом, физическим трудом и прочими атрибутами естественности) попадают в универсум тотального телешоу, который они должны взломать, развенчать и преобразить. Разумеется, степень кровавости в «Плезантвиле» и «Голодных играх» абсолютно несопоставима: в мире Сьюзен Коллинз, когда-то сценаристки детских сериалов, а ныне родительницы суперпопулярного бестселлера, включенной журналом «Тайм» в список самых влиятельных персон 2010 года, – охотница и свинопас несут знамя реальности посреди высокотехнологичного леса, напичканного телеаппаратурой и взлохмаченными трупами выбывших из игры (и, соответственно, из жизни) подростков. И сквозь череду этих гладиаторских игрищ, которые, если вспомнить римскую историю, выкристаллизовались из священного ритуала жертвоприношения, проступает образ диктатора-садовника, мудрого, вежливого и благообразного старика, мастерски ухаживающего за розами и доподлинно знающего, что массы нужно контролировать с помощью не только страха, но и надежды, умело и точно дозированной. Дональд Сазерленд, воплотивший здесь это изумительное сочетание патриархального обаяния и абсолютной безжалостности, вместе с Вуди Харрельсоном и Стэнли Туччи составляет в «Голодных играх» тот триумвират, без преувеличения, великих актеров, которые, собственно, окончательно удостоверяют неотменимость происходящего, выстроенную по классическим оруэлловским законам.

Сергей Терновский

Заработался: друзья мужа Заворотнюк переживают за его здоровье
"Хоть бы сына постеснялись": в сети обсуждают новое фото Седоковой с мужем
«Поза слабая, взгляд глуповатый»: в сети обсуждают неудачный фотосет Климовой
«Аж перила поплыли»: Семенович раскритиковали за ошибки в фотошопе
Екатерина Климова рассекретила тату на пикантном месте
Друзья переживают за состояние здоровья мужа Заворотнюк
Поклонники раскритиковали Семенович за злоупотребление ретушью
Друзья волнуются за изможденного мужа Заворотнюк
Седокова огорчила фанатов откровенным фото с сыном
Седокову осудили за откровенное фото с мужем и сыном
43-летняя Климова засветила пикантную татуировку
«Самой не стыдно?»: Семенович высмеяли за фотошоп
Приложение киноафиши