Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Дом грез»: Рецензия Киноафиши

«Дом грез»: Рецензия Киноафиши

Похоже, судьба «Дома грез» оказалась печальной для многих. Продюсеры клянут режиссера, который постоянно с ними спорил и в итоге был отлучен от монтажа. Режиссер и актеры клянут продюсеров, перекроивших фильм по собственному усмотрению (отсюда, надо полагать, и странные слова на постере – вместо имен и фамилий). Зрители дружно клянут трейлер, где было раскрыто слишком много подробностей сюжета. Радуются, видимо, только Дэниел Крэйг и Рэйчел Вайс, поженившиеся благодаря знакомству на съемочной площадке, но это уже несколько побочный эффект.

Классик ирландского кино Джим Шеридан разделил участь многих режиссеров, перебравшихся в США или просто нанятых голливудскими студиями на производство отдельных проектов. Человеку, много лет ставившему полные сострадания социальные драмы, доверили снимать триллер про тройное убийство и шизофрению. (Очень похожая судьба ждала британца Майка Фиггиса, но Фиггису было гораздо легче: он еще до всякого Голливуда экспериментировал с резней и вампирами, оттого и конечный результат получился поэнергичнее.) Притом сценарий, легший на стол режиссера, написал Дэвид Лукка, специализирующийся по большей части на комедиях. Прежде чем сочинить «Дом грез» (Dream House: это и «Дом снов», и «Дом мечты»), Лукка уже побывал автором «Команды мечты» (The Dream Team) – фильма тоже про психов, но в совершенно другом, сатирическом ракурсе. Теперь Дэвид Лукка попробовал себя в слегка мистическом жанре, а Джим Шеридан попытался на подручном материале сделать едва ли не греческую трагедию. По крайней мере, резкий поворот сюжета, обнаруживающий, что тихий американец Дэниела Крэйга, скорее всего, совершил роковое и бесповоротное злодеяние, намекает именно на это. Правда, к финалу от подобных намеков не останется и следа, но тут у Шеридана есть оправдание: монтировали кино против его воли.

С другой стороны, как бы жестоко ни поступили с фильмом продюсеры, они его слепили из того, что было. А была неправдоподобная, искусственная семейная идиллия, поданная под крайне тревожным соусом. Уже из этих кадров, особенно – сопоставив их с названием, бывалый и ушлый обитатель кинозала мог легко смекнуть, что к чему. Потом были готы с игрой в сатанинские ритуалы и «человек в окне, мохнатый и с большой головой». А потом случилось то, что теперь постоянно и всюду случается. Только у Скорсезе в «Острове проклятых» и у Аменабара в «Других» это случается мощнее и правдоподобнее, а, скажем, у Карпентера в «Палате» – послабее и с лишними эффектами. Творение Шеридана примыкает ко второй категории, хотя эффектов здесь поменьше, а шизофрения – гораздо гуманнее, человечнее. Крэйг ходит весь фильм с добрыми, умными и печальными глазами, почти не меняя, правда, их выражения. И Рэйчел Вайс ходит с такими же глазами, и Наоми Уоттс, и все чрезвычайно трогательны, не хватает только чая на веранде. И мертвые девочки, светящиеся почти кубриковским сиянием, играют в принцессу Кэтрин и принцессу Беатрис. И все в конечном счете разрешается к всеобщему благу, разве только с парой-тройкой оговорок, главная из которых состоит в том, что Джим Шеридан, оторванный от родной ирландской почвы, напрасно перемонтировал самого себя. В такой режиссерской версии он пришелся не ко двору даже в хозяйстве своих новых работодателей.

Сергей Терновский