Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Джейн Эйр»: Рецензия Киноафиши

«Джейн Эйр»: Рецензия Киноафиши

Количество экранизаций романа «Джейн Эйр» достигло такого уровня, что каждая следующая киноадаптация этого классического бестселлера должна, по идее, быть шедевром или хотя бы каким-то более-менее новым словом в кинематографе. Иначе зачем еще одна «Джейн Эйр» в компании десятков таких же или почти таких же «сестер»? Калифорниец Кэри Ёдзи Фукунага, срежиссировавший новую экранную версию произведения Шарлотты Бронте, решил никаких новых слов не говорить, а аккуратно в очередной раз последовать за первоисточником. С одной стороны, это в известном смысле и к лучшему: вспомним, например, что сделал Ричард Лонкрейн с «Ричардом III» или Джули Тэймор – с «Титом Андроником» и «Бурей», а ведь «Джейн Эйр» – вещь куда более хрупкая и нежная, чем «Ричард III» и «Тит Андроник». С другой стороны, очередное добротно-осторожное воспроизведение реалий, и так всем уже известных наизусть, представляется в некотором отношении излишним. На свете есть немало прекрасных романов, по которым вообще не ступала нога кинематографиста…

Как бы то ни было, Кэри Ёдзи Фукунаге предстояло сразиться за зрительское сердце с целой армадой предшественников, среди коих стоит, пожалуй, особо выделить двоих: Делберта Манна и Франко Дзеффирелли. Именно манновская телеэкранизация 1970 года и дзеффиреллиевская киноверсия 1996 года представляют собой те неоспоримые вершины киношной работы с материалом Шарлотты Бронте, на которые должен ориентироваться и от которых должен отталкиваться (в обоих смыслах этого слова) всякий новый претендент на руку и сердце мисс Эйр. Несмотря на профессионализм и душевное изящество, Фукунага не дотянул до уровня старых мастеров, и не дотянул по одной простой причине: ему не удалось передать тот скрытый, но ни на миг не обрывающийся духовный огонь, что питал героинь Манна и Дзеффирелли и превращал их из просто неглупых и нравственных «серых мышек» в существ высшего порядка. У Дзеффирелли был вдобавок совершенно непобедимый козырь – Шарлотт Генсбур, одна из мощнейших актрис своего поколения: ее Джейн Эйр несла в себе столь сильную энергию духа и ума, что, скажем, Миа Васиковска, просто хорошо выполнившая артистическую работу, не выдержала бы подобного внутреннего напора чисто физически. Главной актерской находкой Манна был Джордж Скотт – человек выдающегося мастерства и интеллектуальной энергии. Но, пожалуй, здесь, в создании образа Рочестера, Фукунага смог выступить почти на равных с великими: Майкл Фассбендер, талантливый харизматик, сумел воплотить яркий, острый, вдвойне обаятельный – как результат взаимопереплетения беспримесной искренности и беспощадного сарказма – характер.

К числу недостатков новой версии можно отнести то, что довольно невнятно показано становление характера и воли Джейн в сиротском приюте – определяющий момент в развитии сюжета. К числу достоинств – блистательное умение оператора Адриано Голдмана работать с вещами (чего стоит хотя бы сцена разжигания огня в камине!) и с ландшафтом: явленный здесь мир туманов и вересковых пустошей прекрасно вписывается в атмосферу готического романа, служившую одной из важных составляющих книги Бронте. Однако даже эта интенсивная нежность к неодушевленным предметам и состояниям природы не в силах заменить главного – героини, которая сумела бы разомкнуть рамки окружающего универсума и стать с ним наравне. В новой экранизации подобное центральное событие так, по сути, и не осуществилось.

Vlad Dracula