Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Уолл-стрит. Деньги не спят»: Рецензия Киноафиши

«Уолл-стрит. Деньги не спят»: Рецензия Киноафиши

Перемывая кости потребительскому миру на годовщину его, этого мира, клинической смерти 2008 года, Оливер Стоун ограничился своего рода «компетентным кино»: вежливым, сентиментальным и мелодраматичным; выражаясь хрестоматийными грибоедовскими словами – умеренным и аккуратным. Автор «Взвода», JFK и «Неба и земли» (не говорю уж про «Сальвадор» или «Прирожденных убийц») – поклонник Фиделя Кастро и ярый враг американской государственной машины – мог, даже призван был, создать нечто гораздо более острое, злое, искрометное, испепеляющее. От Стоуна ждали апокалиптического напалма, а он провел политкорректной расческой против мировой банковской шерсти, да и то без особого нажима.

Конечно, Гордон Гекко из первой части «Уолл-стрит» (образца 1987-го) не мог не всплыть на поверхность перед кризисом 2008 года – финансовый сектор, как известно, не тонет – и не оседлать крутую волну переоценки ценностей: наличных и безналичных. Он и всплыл, притом не просто используя девятый вал открывшихся возможностей, но и диагностируя состояние общества: гонка за кредитами везде и на всё и спекуляция на заемные деньги – злокачественная модель экономики, рано или поздно приводящая к тотальному краху. Это, впрочем, понимают и остальные герои:
– Нас ждет крах?
– Это неправильный вопрос, Джейкоб.
– А какой – правильный?
– Крах ждет всех.
Но в отличие от вышеупомянутых остальных Гордон Гекко понимает и еще одну вещь, не менее важную: самое главное – не деньги («деньги – шлюха, которая никогда не спит», так что лучше уж на них (на ней) сразу жениться), не товары и услуги, эквивалентные потраченным деньгам; самое главное – игра: на повышение, на понижение, на вылет… в идеале – не на жизнь, а на смерть. Игра требует вложения все новых и новых ресурсов: финансовых, политических, человеческих. «Выбирая из двух зол, я предпочитаю то, которое еще не пробовал». Чем не цитата из маркиза де Сада?..

Оливер Стоун, однако, никак не может решиться на противообщественную полостную операцию по вскрытию гниющей социальной опухоли, а лишь мягко щекочет лапароскопическим зондом застарелые метастазы. Персонажи второй части «Уолл-стрит» непрерывно ударяют лицом в сентиментальность, мечтательность, ностальгию, а сам режиссер пускается в весьма опасную стихию прямого поучения. Развивайте альтернативные источники энергии, призывает Стоун, работайте в производственном секторе, будьте не риелторами, а медсестрами, не белыми воротничками, а белыми воронами, то есть «зелеными» и даже почти что «красными» активистами. Тут с ним, конечно, не поспоришь, да и кто бы в здравом уме и твердой морали предложил альтернативу, но все-таки игровое кино не перечень благих социальных призывов. Если хочешь наставить на путь добра, то, прошу простить за тавтологию, будь добр показать этот путь во всей его красе, во всем его горе и радости, в богатстве и бедности, а не ограничивай себя – и взирающих на дело рук твоих – одними прекрасными лозунгами, кои подкрепляются лишь младенческими УЗИ да счастливыми годовщинами детородных удач. Покажи на полную катушку это мировое нутро, в котором деньги не спят, но из века в век ворочаются с боку на бок, не давая ни на миг задремать всеобщему разрушительному инстинкту игры…

Vlad Dracula