Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Прячься!»: Рецензия Киноафиши

«Прячься!»: Рецензия Киноафиши

Есть что-то по меньшей мере подозрительное в неожиданном и бурном всплеске интереса отечественных киношников к полярным и околополярным метеорологам. Еще даже не сошел с экранов опус Попогребского «Как я провел этим летом», а уж на авансцену выдвинулось новое метеодетище – «Прячься». Несмотря на то что картина почти целиком российская (за вычетом кое-каких немецких и английских финансовых вливаний и производственных услуг), режиссер у нее – ирландец. Начертанное на всех плакатах крупными английскими буквами имя режиссера – Johnny O’Reilly – должно, видимо, привлечь зрителя и, что ли, по-особенному расположить его к фильму: мол, не какой-то там русский снимал, а настоящий англосакс (разница между англосаксами и ирландцами воспринимается в российском сознании, как правило, не очень отчетливо). Между тем герой наш – отнюдь не корифей западного киноискусства, а дебютант, до этого изготовлявший лишь короткометражки, и, если судить по «Прячься», шансов стать когда-нибудь корифеем у него довольно немного.

Невзирая на примечательное сходство сюжетов, фильмы Попогребского и О’Рейлли имеют весьма мало общего. Первый снял притчу с философской претензией (другое дело, что претензией все в основном и ограничилось), второй – детективный триллер. Впрочем, детективный триллер получился крайне своеобразный: сценарист Алексей Колмогоров, до этого сочинивший нечто весьма сумбурное и отвязное под названием «Ночь бойца», не изменил собственному стилю и выдал продукт, который гораздо ближе к пародии и фантастике, нежели к триллеру с детективом.

На метеорологической станции обитает дружный коллектив из трех человек. Старший – метеоролог Иванов – замечателен лишь тем, что годами конструирует Эйфелеву башню из спичек. Средний – метеоролог Дроздов – 20 лет охотится за йети (снежным человеком), прерываясь только на отстрел окрестных ворон с криками «Твари! Продали! Продали нас, суки!» и «Пошли они все в жопу, собаки!». На вопросы о том, что делать, если искомый снежный человек придет на помойку за остатками макарон, метеоролог Дроздов отвечает емко и лаконично: «Пошел в жопу, придурок!» Младший – метеоролог Шилов, он же, по выражению сослуживцев, «повар-кочегар широкого профиля», – занимается в основном поеданием сгущенки, поскольку в пятилетнем возрасте перенес тяжелую психологическую травму. Вскоре к этой милой троице присоединяются еще два персонажа, объявляющих себя туристами-экстремалами: неуравновешенный банкир, который, по отзывам ближних, «кинул людей на большие деньги», и его обильно накрашенная молодая жена, жаждущая немедленных утешений со стороны метеоролога Шилова. Параллельно камера фиксирует то, что происходит с двумя следователями, высадившимися на станции через два дня после сигнала бедствия и пропажи вышеупомянутой великолепной пятерки. Следователи отчаянно играют друг с другом в Холмса и Ватсона; младший, правда, слегка переигрывает, без конца повторяя одну и ту же фразу – «Все равно непонятно» – и в конце концов выпаливая: «Вы мой учитель!» Впрочем, единственный примечательный диалог у этих двоих получается лишь на тему снежного человека: «– Йети? – Может, ети; может, те». А затем грядет неминуемая развязка… Тому, что выяснится в финале, лучше бы, честно говоря, остаться невыясненным, поскольку авторы «Прячься» одним махом сметают с экрана даже те скудные крохи правдоподобия, которые там еще оставались. По крайней мере, если бы в последний момент на метеостанции высадились инопланетяне или хотя бы пришло стадо снежных человеков, это не сделало бы фильм ни более фантастическим, ни более автопародийным.

Vlad Dracula