Смотрите фильмы за 1 рубль
Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Воображариум доктора Парнаса»: Рецензия Киноафиши

«Воображариум доктора Парнаса»: Рецензия Киноафиши

В «Воображариуме доктора Парнаса» Терри Гиллиам с присущей ему сюрреалистической иронией взялся за легенду о докторе Фаусте, переработав ее, конечно, от головы до пят. Его доктор Парнас и мистер Ник, то есть дьявол (в великолепном исполнении соответственно Кристофера Пламмера и Тома Уэйтса), на протяжении столетий заключают одно пари за другим, а ставкой в этой игре ради игры выступают то бессмертие, то дочь доктора, то что-нибудь еще не менее интригующее. Саркастически переворачивая знаменитое паскалевское «пари на Бога», Гиллиам конструирует вечное азартное соревнование человека с вполне обаятельным сатаной, который исповедует принцип «Никакой черной магии – только жульничество» и учтиво предлагает воображателям жвачку и мятный леденец, а монахиням – сочное наливное яблоко. Однако Терри Гиллиам не просто развертывает перед зрителем, как заправский фокусник с многолетним стажем, красочнейший иллюзион, преисполненный юмора и радикальной образности (художническую концепцию режиссер разрабатывал сам – вместе с Дэйвом Уорреном). Он испытывает на прочность тезис, согласно которому основа вселенной – чтение ее истории, продолжение повествования: как только рассказ прервется, мир рухнет. Именно эту мысль будущего доктора Парнаса опровергает дьявол, но получается ли у него подобное опровержение – судить зрителю: сам Гиллиам оставляет вопрос открытым. Правда, оставлять подобные вопросы открытыми можно лишь при одном условии: «Ничто не постоянно, даже смерть». Только когда прохиндей-персонаж «повешен всерьез, но не до смерти» – только тогда можно гонять вышеупомянутое повествование (оно же смысл вселенной) мячиком по зазеркалью, пока престарелый алкоголик-иллюзионист, то обретающий, то теряющий бессмертие, вовсю воображарит по нежным струнам твоей души. Предлагая, кстати, каждому сообразный рай: кому-то – потребительский, шопоголичий, с гигантскими туфлями и дорогими побрякушками; кому-то – рай фальшивой благотворительности, позволяющий безнаказанно (или, вернее, безнаказанно до известного момента) наживаться на бедных милых деточках, покуда декорации не пойдут огромными трещинами.

Даже из внезапной смерти Хита Леджера, едва не обрушившей весь проект, Терри Гиллиам выудил сюрреалистический ход. В зазеркалье леджеровский персонаж принимает обличье то Джонни Деппа, то Джуда Лоу, то Колина Фаррелла (Депп здесь, надо заметить, переигрывает всех «двойников», включая и Леджера): внутри магического зеркала шизофрения растет как снежный ком. Безусловно, этот ком слеплен мастерами своего дела: вместе с Гиллиамом сценарий писал Чарльз МакКиоун, два с лишним десятка лет назад активно участвовавший в создании «Бразилии» и «Приключений барона Мюнхгаузена». И безусловно, почти каждый из более-менее положительных героев названного тандема, отвоевывающих у здравого смысла пядь за пядью жизненного пространства, может сказать о себе словами мудро-ироничного карлика, ассистирующего доктору Парнасу: «В географическом смысле мы в Северном полушарии, в социальном – на обочине».

Vlad Dracula