Ваши билеты в личном кабинете

«Книга мастеров»: Рецензия Киноафиши

«Книга мастеров»: Рецензия Киноафиши

«Книга мастеров» заканчивается весьма примечательными словами: «Помоги нам, Боже». Собственно, это рефрен песни, начинающейся как раз в ту минуту, когда из темноты выплывает первый финальный титр – «Говорящий конь Сергей Гармаш». Можно, конечно, подумать, что столь красноречивый распевный возглас вызван к жизни последней (если не считать заключительного монолога сказительницы в исполнении Ольги Аросевой) фразой фильма: «Горько!», произнесенной на фоне плаката, на коем начертаны ровно те же звучащие приговором слова: «Горько». Однако режиссер Вадим Соколовский, надо полагать, отнюдь не случайно призывает помощь Божию.

Такая помощь вполне может пригодиться дочерям Бабы-Яги, если они, не дождавшись криков «Горько!», найдут во чистом поле бел-горюч камень и заболеют вследствие этого белой горючкой. Лет эдак на триста, а то и на тысячу (в разных местах сценария Каменной княжне определяются различные сроки пребывания в башне). Не помешает эта помощь и любителям фольклора, которые пойдут смотреть русскую сказку от ООО «Уолт Дисней Компани СНГ» и попадут на натуральное вавилонское столпотворение в доме Обломовых. Во всяком случае, без Божией помощи время действия фильма понять им будет довольно сложно. Невдалеке от гламурной помещичьей усадьбы XIX века, коей заведует барин Леонид Куравлев при поддержке внеконкурсного управляющего Александра Ленькова (последний играет почти ту же самую роль, что и в «Селе Степанчикове и его обитателях» Цуцульковского), разгуливают Кощей Гоша Куценко, открывающий свой сейф кодом 666, захватчики-ордары (надо полагать, микс слов «Орда» и «татары») и даже 34-й богатырь в исполнении Михаила Ефремова, неведомо как забредший в кадр. Все наличествующие на экране персонажи, кроме, естественно, каменных воинов, оживленно обсуждают вопросы трудоустройства, имущественные разногласия и качество трехкомнатных изб на прорубленной в лесу дороге (сокращенно – Рублевке). Впрочем, это чумовое постмодернистское попурри из уральских сказов Бажова, древнерусских былин, волкодавного славянского фэнтези и пушкинских сказок (особенно если считать Пушкина еще и автором «Конька-Горбунка», что вполне вероятно) сделано не столько по законам стеба, как тот же «Шрек» или даже диснеевская «Зачарованная», сколько по законам телевизионной мелодрамы, в каковом жанре Вадим Соколовский, собственно, раньше и подвизался. Волшебное зеркало, в котором отражается Валентин Гафт и которое говорит на языке хрестоматийных одесситов, со всеми их «я вас умоляю» и «будьте здоровы», – скорее исключение из правила. Общий тон задают губная помада, увесистым слоем наложенная на лица почти всех героинь моложе старшего бальзаковского возраста (откуда, например, столько косметики на русалке, если она живет, во-первых, в «бескрайнем лесу» (цитата), а во-вторых – в воде?), и румяна, добавляющие своим пользователям мужского пола преизрядную долю женственного очарования. Недаром кузнец Кузьма, похожий на героя Джеффа Дэниелса из фильма «Тупой и еще тупее», объясняется в любви к Куравлеву, нахваливая его носик и щечки. В сущности, в этом диснеевском творении не хватает для полного счастья только Рутгера Хауэра, чей персонаж в «Попутчике» уверял, что он родом из Диснейленда. С другой стороны, если накинуть главному герою Иванушке годочков тридцать, полных всякими камнерезными премудростями, то примерно герой Рутгера Хауэра и выйдет. Только, конечно, излишек румян придется смыть, тут уж ничего не поделаешь, я вас умоляю и будьте здоровы.

Vlad Dracula

Приложение киноафиши