Оповещения от киноафиши
Скоро в прокате "К звездам" 1
Напомним вам о выходе в прокат любимых премьер и главных новостях прямо в браузере!
Включить Позже
Рецензии

«Бесславные ублюдки»: Рецензия Киноафиши

«Бесславные ублюдки»: Рецензия Киноафиши
  Поделиться

Завершив второй частью дилогии «Убить Билла» многолетнее объяснение в любви к Уме Турман, начатое еще в далекие времена «Криминального чтива», Квентин Тарантино решил избрать себе для любовного признания объект, если можно так выразиться, более универсальный. И этим объектом стало кино. В «Бесславных ублюдках», выпущенных в российский прокат компанией «КАРО Фильм», Тарантино не столько пофантазировал – в излюбленной своей манере – на тему Второй мировой войны, сколько спел восхищенный гимн важнейшему из искусств. Годы работы в синематеке наконец-то принесли соответствующие плоды.

Изрядная часть действия «Ублюдков» происходит во французском кинотеатре. Там собираются показать фильм про героического немецкого рядового Фредрика Цоллера, который за три дня уничтожил две с половиной сотни вражеских солдат: 68 в первый день, 150 во второй и 32 в третий. В этих ультрапомпезных пропагандистских вариациях на тему сюжета о советском снайпере из картины Жан-Жака Анно «Враг у ворот» должна принять участие вся немецкая военная верхушка во главе с фюрером, поэтому местные патриоты – негр и еврейка – решают взорвать всё к чертовой матери при помощи… кинопленки. Здесь Тарантино останавливается и делает обстоятельный экскурс в историю последней: он подробно объясняет, что раньше кинопленка изготовлялась на основе нитрата целлюлозы и по этой причине горела в три раза быстрее бумаги, так что считалась крайне опасным горючим веществом, с которым даже не пускали в общественный транспорт. Свободно переписывая в «Бесславных ублюдках» события XX века, Тарантино не ограничивается одним лишь уровнем сюжета: план выражения, конечно же, должен быть под стать плану содержания, и потому орудием вынесения нового – тарантиновского – исторического приговора становятся 350 фильмов, собранных в одну кучу и подожженных по ту сторону экрана в небольшом французском кинотеатре. Кинематограф здесь – не просто средство тотальной перелицовки всемирной истории (ни о каком «отражении действительности» и речи нет), но сам физический материал, материя, посредством которой в буквальном смысле воспламеняется художественная форма. Недаром пятая глава фильма называется «Месть крупным планом».

Более того, одним из действующих лиц Второй мировой у Тарантино оказывается заброшенный в германские тылы некий английский кинокритик Арчи Хикокс (в реальности это фамилия целой режиссерской династии, нужно только добавить одну не влияющую на произношение букву) в исполнении ирландца тевтонского происхождения Майкла Фассбендера. Данный персонаж, чье появление на экране сопровождается характерным диалогом: «Если верить досье, у вас безупречный немецкий. – Как у вампира Носферату. – И чем вы занимались до войны? – Я кинокритик», всю свою сознательную жизнь посвятил Георгу Пабсту и немецкому кинематографу (упоминание Носферату здесь – дань не красному словцу, а Фридриху Мурнау) и даже язык выучил по германским фильмам 20-х. Далее, то есть после вышеупомянутого диалога, следует подробный экскурс в донацистское немецкое кино, свидетельствующий об азартном интересе Тарантино к заявленной теме. Впрочем, автора «Ублюдков» волнуют не только картины старых германских мастеров: работающую на союзников кинодиву в исполнении саксонской парижанки Дайан Крюгер зовут Бриджет фон Хаммерсмарк, что не может не напомнить зрителю об одном из лучших молодых немецких режиссеров Флориане Хенкеле фон Доннерсмарке (Donner («гром») заменен на Hammer («молот»)), прославившемся картиной «Жизнь других». Ну а в качестве своего рода пикантной закуски к основному блюду – в разговорах, разумеется, – фигурируют такие небезызвестные персонажи, как доктор Фу Манчу и Кинг-Конг, которого в интеллектуальной угадайке легко перепутать с негром, поскольку и Кинг-Конга, и негров насильно вывезли из колоний и в цепях доставили в США.

Попутно Тарантино сокрушает незыблемые каноны современной политкорректности. Во-первых, он много раз и безнаказанно использует слово «негр», ведь дело происходит в 40-х и, главное, на территории, подконтрольной нацистам (в наше время даже слово «черный» в США табуировано, а уж «ниггерами» позволено именовать лишь персонажей хип-хоп-комедий, снятых «афроамериканскими» режиссерами в «афроамериканских» кварталах, да героев застарелых историй про ку-клукс-клан). Во-вторых, он явно не единожды заставит содрогнуться еврейскую диаспору, поскольку самого отмороженного из бесславных ублюдков (в оригинале, кстати, страдающих намеренной орфографической аномалией: Inglourious Basterds, – вероятно, чтобы отличаться от персонажей одноименного (в американском прокате) фильма, снятого в 1978 году на аналогичную тему Энцо Кастеллари, засветившимся, кстати, в эпизоде «Ублюдков» в роли самого себя), в большинстве своем неуловимых еврейских мстителей нацизму, зовут Жид-Медведь. Этот бравый герой специализируется на том, что разбивает бейсбольной битой головы воинов СС и вермахта, и отнюдь не случайно, что играет его приятель Квентина Тарантино Илай Рот – «восходящая звезда» боди-хоррора и наиболее колоритный изготовитель кровавой каши из американского топора. В свое время Тарантино продюсировал ротовский «Хостел», постановщик же «Хостела» и «Лихорадки» (недаром, кстати, один из закадровых персонажей «Ублюдков» умирает именно от лихорадки) – в порядке, так сказать, культурного обмена – снялся у Тарантино в «Доказательстве смерти». Более того, именно Илай Рот, он же Жид-Медведь, – вместе со своим братом Гэбриелом – создал вымышленный пропагандистский «шедевр» Третьего рейха «Гордость нации» о подвигах рядового Цоллера, тот самый «шедевр», на просмотр которого слетается вся немецкая верхушка во главе с Гитлером, время от времени выходящим из зала, чтобы стрельнуть у часовых жвачку.

Немцев при этом – по обе стороны баррикад – играют совершенно аутентичные немцы: Даниэль Брюль, Тиль Швайгер, Аугуст Диль и др. Но, конечно, вершиной артистического мастерства оказалась игра лондонского австрийца Кристофа Вальца, абсолютно заслуженно получившего приз за лучшую мужскую роль на Каннском фестивале. Его полковник СС Ханс Ланда, виртуозно доказывающий, что евреи так же отличаются от прочих людей, как крысы от их родственников-грызунов – белочек, определенно войдет в золотую коллекцию кошмарных снов разума, которые еще долго будут сниться в смертном сне закатившейся в сумерки богов старушке Европе.

Vlad Dracula

Подробности
Поверь в волшебство: Разыгрываем призы к мультфильму «Эверест»
Принять участие
Мы в соц.сетях
Как это работает
Вы добавляйте в избранное
фильмы, кинотеатры и персоны
Мы показываем удобное расписание
в разделе "Избранное"
И напоминаем о премьерах
трейлерах, выходе на экраны и начале продаж билетов, чтобы вы не пропустили лучшие места
Войти как пользователь Авторизация по E-mail
ВКонтакте Facebook Одноклассники
Авторизовываясь, вы соглашаетесь с правилами использования сайта
Нашли неточность?
Написать письмо
Имя
E-mail
Текст
 
 
Отправляя данные,
вы соглашаетесь с правилами использования сайта
 
Куда сходить после кино?
Авторизация
После регистрации: Доступ к билетам Личная коллекция любимых фильмов и кинотеатров Оценки и комментарии Многое другое

Войти как пользователь

Авторизовываясь, вы соглашаетесь с правилами использования сайта

Или по логину киноафиши

Нет логина? Зарегистрируйтесь
Регистрация
E-mail
Пароль
 
 
Регистрируясь,
вы соглашаетесь с правилами использования сайта
 
 

Вспомнили логин? Войдите

Подписка на рассылку
E-mail
 
 
Подписываясь, вы соглашаетесь с правилами использования сайта
 
 

Зарегистрированы? Войдите

Сброс пароля Укажите E-mail использованый при регистрации и мы отправим на него письмо со ссылкой для сброса пароля
E-mail