Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Киллер»: Рецензия Киноафиши

«Киллер»: Рецензия Киноафиши

В Соединенных Штатах чрезвычайно любят экранизировать луизианского писателя Элмора Леонарда – специалиста по всякого рода острым сюжетам. Нет чтобы перенести на экран, скажем, «Картезианскую сонату» Уильяма Гэсса, – кругом один Элмор Леонард (ну, и еще, пожалуй, Джеймс Эллрой, хотя им вместе взятым нипочем не догнать Стивена Кинга, бесспорно оккупировавшего кино и телевидение). Снимает Пол Шрейдер («Прикосновение») – привет Леонарду. Снимает Джим МакБрайд («Коротышка из Майами») – привет Леонарду. Снимают Барри Зонненфельд («Достать коротышку») и Ф. Гэри Грэй («Будь круче») – привет Леонарду. Снимает Квентин Тарантино («Джеки Браун»), – опять же, привет Леонарду. Снимает Стивен Содерберг («Вне поля зрения») – снова привет Леонарду. Теперь вот даже британца Джона Мэддена, поставившего великолепное «Доказательство», и иранца Хоссейна Амини, написавшего сценарий к столь же великолепным «Крыльям голубки» Иэйна Софтли, – и тех потянуло на Элмора Леонарда.

В сущности, если посмотреть на получившийся кинопродукт широко и непредвзято, это добротный рецепт по восстановлению нарушенных семейных отношений. Если вы – разводящиеся или вновь сходящиеся супруги, станьте свидетелем какого-нибудь безобразия, посмотрите в лицо наемному убийце мафии, не преминьте удостовериться, что и он ваши свидетельские лица запомнил… и дело в шляпе. В рамках программы экстремальной терапии вы получите полный набор сближающих процедур. За вами будут гоняться с автоматическим оружием, вас заставят стряпать двум страхолюдным господам, косящимся на ваше нижнее белье, по вашему лицу станут растирать вонючую оленью приманку, обильно орошаемую вашими же собственными слезами, – одним словом, жизнь заставит вас надолго забыть о мелких семейных разногласиях. Вы объединитесь перед лицом… э-э-э… посмотрите на лицо Микки Рурка образца 2008 года – и вы поймете, что перед таким лицом невозможно не объединиться.

Впрочем, персонаж Микки Рурка – профессиональный киллер-индеец на службе у торонтской мафии – лучший образ в фильме: отчасти благодаря безупречной игре самого Рурка, отчасти из-за большей драматургической выверенности по сравнению с другими персонажами. А что до внешности, то, в конце концов, странно было бы ожидать, что старина Микки, в 90-х занявшийся боксом на износ, будет десятилетиями хранить неповрежденным свой облик из «Сердца Ангела». У прочих героев свежего фильма Джона Мэддена гораздо более тонкие черты лица, но это – невеликое преимущество при значительно менее выразительной актерской игре (даже в случае сверхэмоционального персонажа Джозефа Гордона-Левитта – истеричного юного отморозка, бросающегося на всё и всех подряд) и более слабой проработке характеров. Банальность ситуаций усугубляется банальностью реакций, что приводит в итоге к совершенно стандартному убаюкивающему финалу, ради которого в североамериканском кинематографе не жалеют ни мать, ни отца, ни заезжего молодца. По крайней мере, историю киллера, разочаровавшегося в ученике, напоминающем ему младшего брата, можно было сделать более рельефной и интересной, не говоря уж об истории (экс-)супружеской пары, терпящей всяческие утеснения со стороны бессердечных злодеев.

Vlad Dracula