Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Миссия: Невыполнима 3»: Рецензия Киноафиши

«Миссия: Невыполнима 3»: Рецензия Киноафиши

Похоже, Джеффри Эбрамсу, сценаристу убедительной психодрамы Майка Николса «Кое-что о Генри» с Харрисоном Фордом (1991), шумного и избыточного «Армагеддона» Майкла Бэя (1998) и страшноватого, но вторичного дорожного триллера Джона Даля «Ничего себе поездочка» (2001), живописание приключений суперагента Итана Ханта удалось даже лучше, чем двум его знаменитым предшественникам: Брайану Де Пальме и Джону Ву, снявшим соответственно первую и вторую части Mission: Impossible. Де Пальма и Ву творили чистейшую «бондиану», лихую, циничную и лощеную. Эбрамс с ходу отметает гламур и провозглашает приоритет семейных ценностей и, если угодно, человечности. Персонаж Тома Круза заводит себе девушку, женится на ней, спасает из лап архивеликолепнейшего злодея в блистательном исполнении Филипа Сеймура Хоффмана и весь фильм неустанно твердит о своей любви, а равно и тяге к семейному очагу. Дорогие спецэффекты от Industrial Light & Magic полыхают в намеренно дешевых и неопрятных декорациях, зачастую подчеркивающих не столько удаль до зубов вооруженного добра, сколько нравственную неприглядность происходящего.

Разумеется, то, что творится в «Миссия: невыполнима-3», как и в большинстве подобного рода фильмов, не имеет не только «реальной» достоверности, но и достоверности специфически кинематографической. Том Круз, взбегающий по стене Ватикана и раскачивающийся на тросе между шанхайских небоскребов, способен вызвать только понимающую ухмылку, потому что данный фильм все-таки не комикс, а боевик, пусть и с претензией на свернувшуюся в нем чужеродным космическим эмбрионом драму. С другой стороны, подобное проникновение почти или совершенно фантастических, комиксных черт в «обычный» экшн более чем характерно для нынешнего Голливуда: зритель, конечно, еще заметит абсолютную сказочность окончательного воскрешения Итана Ханта в финале Mission: Impossible III и промежуточного воскрешения его любимой ученицы в завязке, однако вряд ли кто-нибудь обратит внимание, например, на кадр в «Счастливом Числе Слевина», где герой Брюса Уиллиса сворачивает голову одному незадачливому игроку. Между тем это точно такая же сказка: чтобы свернуть человеку голову, преодолев мощнейшее сопротивление шейных сухожилий, нужно обладать комплекцией и силой рестлера или кикбоксера…

Как бы там ни было, Джеффри Эбрамс попытался соединить стандартный, пусть и визуально богатый в данном случае, трюковый фейерверк с какой-никакой, а все-таки драмой, оснащенной явственным гуманистическим запалом и отчетливым сентиментальным послевкусием. Вид без промаха бьющих на сострадание персонажей, будь то провалившаяся – к тому же провалившаяся в садистские лапы отмороженных злодеев – дама-агент или герой Тома Круза, резко вывихнутый из своей геройской самоуверенности расстрелом жены, производят не меньший эффект, чем пиротехнические и акробатические фокусы, сыплющиеся на зрителя как из рога изобилия. И это, возможно, по-своему добрый знак.

Vlad Dracula