Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«За призрачной дверью»: Рецензия Киноафиши

«За призрачной дверью»: Рецензия Киноафиши

Изобретательный хоррор про ограбление поезда.

Двум братьям, Дункану и Джейку, ночью не спится. Младший, Джейк, боится каждой тени, скрипа и шороха, который слышится ему, стоит закрыть глаза. Вкрадчивую беседу о том, что ничего страшного не случится и все будет хорошо, прерывает ворвавшийся в комнату отец. Дети должны быстро уйти из дома через заднюю дверь. Бандиты расправляются с родителями, и жизни братьев навсегда оказываются связаны с этой трагедией. Прошло больше десяти лет. Дункан (Захари Нейтон) — главарь удачливой банды разбойников, несмотря на некоторые потери в строю, у мужчины хорошее предчувствие насчет следующего дела. Джейк же прибирается в салуне и не спешит рисковать, надеясь в один прекрасный день накопить денег на новую ферму и продолжить дело отца. Ограбление поезда, на которое собирается Дункан, требует еще одного человека, и старший брат просит младшего составить компанию его шайке. Афера идет не по плану, с десяток охранников везет в сундуке не золото, а девушку, которая просит отвезти ее в родной городок Потемкин, где за нее отдадут хорошее вознаграждение. По прибытии разбойники останавливаются в борделе. Дункан ранен, все устали, а «пленница» обещает, что его смогут вылечить. Впереди долгая ночь, с каждым часом которой шансов выйти живыми за пределы этого городка будет все меньше.

За призрачной дверью

А.Б. Кунц, режиссер фильма «За призрачной дверью», обладает максимально непритязательной фильмографией, насчитывающей несколько хорроров категории «Б». Однако при очевидной малобюджетности его нового проекта история, которую Кунц хочет рассказать, незаурядна. Расхожий эпиграф из Эдгара Аллана По настраивает на поверхностное понимание истоков жанра. Но постановщик на фоне повторяющихся у коллег художественных приемов-шаблонов умело работает как с фактурой Дикого Запада, так и с американским фольклором. Тут и проблема сегрегации, и потребность настоящего ковбоя в обладании своей собственной землей, и извечные для вестерна мотивы искупления и прощения. Куда больше баек про ведьм, удается Кунцу шизофреническая атмосфера происходящей в Потемкине демонической вакханалии. Вороны вырываются из гортани, укусы пузырятся, лихорадка наступает; ступая за порог, оказываешься в том же месте, откуда начинал свой путь. Реальности, как и правды, в общем-то нет. Мог бы получиться отличный фильм, найди Кунц на него больше денег и найми себе в соавторы человека, который умело разбавлял бы сентиментальные эскапады Джейка изобретательной болтовней.

За призрачной дверью

Ближе к исходу первого часа картина начинает буксовать, режиссер хорошо освоил архетипы, но сказать его персонажам банально нечего. Потому когда действие, в силу понятных бюджетных ограничений, сводится к засаде, зритель вынужден будет услышать пространные монологи о корысти, спасении и прошлом Джейка, которое юноше нужно отпустить, чтобы жить дальше. Про такие фильмы чаще всего говорят: «Хороший был бы эпизод «Сумеречной зоны». И в самом деле, из-за вышеназванных проблем событий и приемов у Цунка примерно на час, но не на те полтора, что получились. С другой стороны, чудо, что при всех вводных то, что должно было выглядеть фальшиво, начиная с антуража Дикого Запада и заканчивая сморщившимися ведьмами, чаще всего работает, развлекает и смотрится как приметное жанровое кино. Во многом благодаря удачному пластическому гриму, идеологической аутентичности, выбранному сеттингу и немного детскому, наивному желанию Кунца переизобрести хоррор. Что, конечно, невозможно с теми ресурсами, которые у него были, но безумство храбрых можно поощрить, хотя бы снисхождением.

Антон Фомочкин