Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«В ожидании варваров»: Рецензия Киноафиши

«В ожидании варваров»: Рецензия Киноафиши

Театр абсурда империалистического уклада жизни.

Спустя год после премьеры на Венецианском кинофестивале новая картина Сиро Герры «В ожидании варваров» по книге и сценарию Дж. М. Кутзее выходит в российский прокат. Тональность политического триллера сменяется драматизмом и трагизмом идеалистического взгляда на мир. Словесные прения двух абсолютно разных людей превращаются в театр двух актеров в детально поставленных декорациях, а фильм так и не пытается избежать книжности самого оригинала.

Магистрат ведет мирную, тихую жизнь в колониальном городе на границе с Империей. Ему приходится распрощаться с этой блажью по приезде полковника Джолла, который по настоянию начальства должен допросить каждого заключенного и туземца. Оказывается, до них дошли слухи, что коренные народы, или, как они их называют, варвары, готовятся к восстанию. Правящая верхушка Империи не может такого допустить, поэтому теперь каждый туземец для них враг №1, а тот, кто их прикрывает, без каких-либо разговоров становится предателем. Магистрат не верит слухам о предстоящем бунте, потому что он все эти годы прожил на этой земле и знает о народе больше, чем вышестоящее начальство. Сможет ли маленький, спокойный и скромный человек пойти против законов Империи?

В ожидании варваров

«Можно и подождать, если есть чего ждать», — пишет Сэмюэл Беккет в своей трагикомедии «В ожидании Годо». Не секрет, что творчество самого Дж. М. Кутзее вдохновлено именно работами ирландского писателя и театром абсурда, поэтому его герои Магистрат и полковник Джолл отзеркаливают характеры Владимира и Эстрагона. Годо становится туземцем, и они его трепетно ждут, ведя дискуссии односложными предложениями и нечеловеческими эмоциями. Варвары становятся только идеей, которую необходимо произносить вслух и держать в собственной голове.

Магистрат попадает в ловушку словесных манипуляций, и ожидание варваров становится его единственным желанием, но также мимолетно исчезает, когда он восстанавливает свой рассудок. Похожей системой пользовались разные диктаторы и главы государств, пропагандируя свои идеологии. Люди становятся марионетками и повторяют только одну мантру, и живут по определенным законам, опасаясь пришествия придуманных «туземцев». У Сиро Герры в адаптации самим Дж. М. Кутзее маленький человек выступает против сильной идеи империализма, не веря в собственные силы.

В ожидании варваров

«В ожидании варваров» в действительности заимствует формат «театр абсурда». Марк Райлэнс и Джонни Депп оказываются на невидимой сцене и играют постановку из двух актеров. Движение оказывается здесь минимальным, и камера запечатлевает исключительно общие и средние планы основных действующих лиц. Эффект «посещения театра» работает здесь иначе, но именно он придает картине элемент 3D графики. Таким образом, Магистрат и полковник Джолл, словно герои второго «Театрального осколка» Беккета, оказываются друг напротив друга с неработающей лампой или постоянно гаснущей свечой.

Механический, лишающий любой фантазии монтаж придает больше статичности и объема всей мизансцене. Магистрата и полковника разделяет всего лишь один стол, но перспектива камеры дает больше деталей, нежели просто средний план одного из персонажей. К примеру, если Питер Гринуэй панорамой и с помощью скрытого монтажа меняет масштаб собственного фильма, превращая его в пленку кинофильма, то у Сиро Герры получается театральная сцена. Однако, пока один актер чувствует пространство с помощью каждой мышцы тела, у другого совершенно иные ощущения.

В ожидании варваров

Для бывшего художественного руководителя шекспировского «Глобуса» Марка Райлэнса невидимая сцена является привычной средой обитания, в то время как Джонни Депп задействует исключительно киношную актерскую игру. Британец сразу же переключается на другой, театральный формат и без каких-либо колебаний двигается в созданном пространстве Герры и Кутзее.

Пока Магистрат, полковник и остальные ожидают варваров, повествование теряется в многочисленных главах и хаотичности времен года. Театр абсурда отступает на второй план, а прошлая динамичность главной сюжетной линии и вовсе пропадает. Словесные прения становятся просто зачитанным текстом, а каждые новые лица никак не воспринимаются в декорациях богом забытой пустыни и ее маленького городка. Кинематографичность сдается под натиском сложности текста, как и Магистрат в первой части картины, не способный дать отпор правящей верхушке Империи. Однако он потом перерождается на глазах тех самых варваров, но не сама режиссерская работа Сиро Герры.

В ожидании варваров

Любители литературы самого Кутзее будут немного разочарованы такой адаптацией, однако не подумают, что время было потрачено зря. Все-таки почти двухчасовая картина справляется с антуражем театра абсурда в какой-то мере, а наблюдать за артистичностью и органикой Марка Райлэнса может быть намного увлекательнее, чем просто хорошую экранизацию.

Ася Заболоцкая