Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«#Яздесь»: Рецензия Киноафиши

«#Яздесь»: Рецензия Киноафиши

Французская комедия про повара, отправившегося в Южную Корею за романтическим чувством, но нашедшего там нечто большее. 

Стефан (Ален Шаба) чувствует себя потерянным. Все в жизни идет своим чередом, каждый новый день в ресторане проходит по расписанию: сделать заготовки, скоординировать остальных поваров, поприветствовать поставщиков и принять доставку рыбы. Но наступает праздник, и в гуще людей, опьяненных свадебным таинством, мужчина понуро смотрит меж столиков, задумываясь о том, что с годами к нему подкралось одиночество. Никаких прений с бывшей женой, разве что легкое недопонимание с сыном. Причин огорчаться вроде бы и нет, да зрелость не в радость. Однако в один день все меняется. Теперь рациональное предложение по работе ресторана он воспринимает едва ли с третьего раза, то и дело отвлекается во время разговора на сообщения в своем мобильном телефоне и с блаженной улыбкой рассматривает прибывшую посылку с картиной, которая отныне красуется на стене заведения. Во всем виновата переписка в инстаграм с южнокорейской художницей Су (Пэ Ду На). Через несколько дней воодушевленный Стефан понимает, что больше не может довольствоваться дистанционными беседами о высоком и должен увидеть свою новую знакомую воочию. Все идет далеко не по плану: несмотря на то, что Су обещает встретить Стефана в аэропорту, его никто не ждет ни в первый, ни во второй, ни в третий день.

#Яздесь

Эрик Лартиго любит обманывать ожидания зрителей. Парадоксально, что многие его фильмы можно идентифицировать как ромкомы только на примере фабулы. Раз за разом за классическим жанровым заделом кроется история, хэппи-энд которой начинается с обретения себя. Разочарованное лицо Алена Шаба для режиссера органично резонирует с исходной точкой эмоционального упадка — среда заела, никакого просвета. Не семья крутится вокруг персонажа, а наоборот, только вмешиваясь и оказывая лишнее давление на лирического героя. Пятнадцать лет назад в «Как жениться и остаться холостым» Шаба в образе замученного матриархатом холостяка обретал самость, собственный голос за семейным столом и только после этого, освободившись от многолетнего бремени ответственности перед родственниками, мог поцеловать Шарлотту Генсбур, не играя ролей и будучи искренним. Ныне уже шестидесятилетний Шаба вынужден не покидать тех границ, которые очерчены его статусом, возрастом и ожиданиями родных: рутина, ресторан, провинция, где так много внешнего простора, но так мало пространства для маневра. Лартиго смешит аудиторию добродушными корейскими обитателями аэропорта, в ритм которого встраивается Стефан, и большая часть «#яздесь» построена на неловких и нелепых ситуациях, в которые главный герой попадает день за днем, выжидая Су и фиксируя свои приключения в инстаграме.

#Яздесь

Но для Лартиго все комическое — не более чем ширма, поскольку история Стефана в своей неловкости трагична: оказавшись в разводе, при наследниках, он стал данностью для всех, кому дорог. Поездка к Су, чтобы посмотреть на вишневые деревья, — это лишь повод, импульс, который пронизывает давно стагнирующее тело. Ближе к финалу Стефана обвинят в нечуткости, это именно то, зачем Лартиго использует южнокорейскую фактуру. Понимание неодномерной жизни в нюансах, полной слов и чувств, которые мужчина еще не знает или уже давно забыл, это и есть та восточная «экзотика», которая работает в «#яздесь» не просто как туристический фон, а как самодостаточная модель мышления, которую постигает Стефан, чтобы найти своих и успокоиться. Поучительный мотив здесь в том, что «свои» — это те, кто всегда был рядом, просто стоит посмотреть на них с другого ракурса. Ровно так же Стефан открывает для себя и корейскую кухню, забыв про сложившееся за годы меню, — он лишь попробовал что-то новое, что поделать, если новое — это перелет в несколько часов для знакомства с иной культурой.

Антон Фомочкин