Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Райские холмы»: Рецензия Киноафиши

«Райские холмы»: Рецензия Киноафиши

Пластмассовая антиутопия.

Молодая девушка из высшего общества Ума (Эмма Робертс) ведет себя неподобающим образом. Она не просто отказывается выходить замуж за статного красавца, но и влюблена в парня из низов. Дело происходит в будущем, где классовый барьер стал еще более непроницаемым (при этом сеттинг попахивает скорее веком XVIII). Непокорную Уму ссылают на отдаленный остров Райские холмы, где «неправильных» аристократок ставят на путь истинный. Он отдаленно похож на роскошный санаторий, но, по сути, является фашистским лагерем перевоспитания. Руководит заведением Герцогиня (Милла Йовович), которая фальшиво улыбается своим подопечным, но явно проворачивает мутные дела за роскошными фасадами.

Да, мы пробовали этот вкус уже сотню раз. Назовите первую попавшуюся на ум антиутопию — и не ошибетесь. Дивный новый мир (отсылка к Хаксли неслучайна, ее тут зачем-то проговаривают в диалогах) оказывается кошмаром, который пытается сломить вольнодумцев. На этот раз сюжет про общество конформизма и бунтарей — с терпким вкусом фем-проблематики.

В белоснежно-розовом мире «Райских холмов» главной разменной монетой служат женщины, которые внезапно потеряли свои права на самоопределение и стали покорными женами и послушными дочерьми, пригодными только для пышного сватовства. Когда происходит сбой этой системы, то ее принято «чинить». Кроме Умы на острове есть еще несколько девушек, например, полноватая Хлоя (Даниэль Макдональд), певица-алкоголичка Амарна (Эйса Гонсалес) и хмурая, не расстающаяся с шипованными наушниками Ю (Аквафина).

Райские холмы

Пространство фильма украшено дорого-богато: спальни с флуоресцентными изогнутыми ночными лампами, позолоченные краны в уборных, белоснежные стены дворца и аляповатые обои с изображениями природы. Технологии будущего можно узреть, прокатившись на розовой лошадке, — подопытные девушки садятся на нее и поднимаются к потолку, где находится круговой экран с гипнотизирующими видео. Ума, например, видит в этих роликах рекламу своего нежеланного будущего мужа, который изображен как ненатуральный мачо-мажор с повадками Патрика Бейтмана (этот аналог «Тиндера» — один из немногих смешных моментов в фильме).

Понятно, почему декорации фильма настолько избыточны, — это репрезентация вкусов аристократии, находящейся во власти китчевой эстетики. Вместе с тем художественно-изобразительные решения заставляют испытывать странные эмоции, поскольку непонятно, ради чего были все эти старания. Банальный сюжет «Райских холмов» не может предложить абсолютно ничего нового, зато прикрывается пышным фасадом, который можно расхватать на скриншоты для Tumblr.

Режиссером фильма выступила молодая испанка Элис Вэддингтон — это ее полнометражный дебют, свидетельствующий о творческой несамостоятельности постановщицы. Визуально фильм выглядит вполне пристойно (но выдающихся моментов практически лишен), зато на уровне идей «Райские холмы» кажутся большей фальшивкой, чем аристократия будущего. Сценарий, конечно, ориентируется на книжные антиутопии вроде Оруэлла и Хаксли, но на деле оказывается куда ближе фильмам Джордана Пила. В первой половине «Райских холмов» сходство неочевидно, но после следует «шокирующий» сюжетный поворот. Он нагло заимствует немного измененный концепт из «Прочь», перемешанный с социальной критикой «Мы». После этого последует еще один плот-твист, но он уже отсылает скорее к мему «Вот это поворот!» и второсортным хоррорам из 90-х.

«Райские холмы» не могут предложить ничего зрителю, который за всю жизнь видел (или читал) хотя бы два антиутопических сюжета. И даже предполагаемая фем-проблематика оказывается не раскрыта, запечатана за скучными диалогами, вычурными платьями и скромным женским поцелуем.

Марат Шабаев