Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Иные»: Рецензия Киноафиши

«Иные»: Рецензия Киноафиши

Неглупая антиутопия про маленькую девочку с суперспособностями

В фильме Зака Липовски и Адама Б. Стэйна ангельской красоты девочка по имени Хлои ходит из угла в угол кухни крайне обветшалого дома, пока мужчина рядом готовит обед. «Меня зовут Элеонор Рид, и бейсбол — мой любимый вид спорта», — повторяет она, как заклинание. У фильма идеальное начало — мы ничего не понимаем, и нам это нравится. Все фрагментарно, все надо склеить самостоятельно. Но затем все же появляются подробности: довольно скоро становится понятно, что девочка давным-давно не выходила из дома (а выходила ли вообще?), ведет вместе с папой спартанский образ жизни и, кажется, умеет делать вещи, на которые не способен обычный человек. Заклинание нужно ей для того, чтобы спастись в суровом мире после гибели отца.

На первый взгляд, «Иные» — это эдакая вариация фестивального хита прошлого года «Не оставляй следов» Дебры Граник, только помещенная в крайне закрытое пространство. Юная героиня фильма Граник вместе с отцом прячется в лесах, чтобы никогда не сталкиваться с жестокими реалиями внешнего мира. От него только вред и нескончаемое зло — также мыслит и Генри, отец Хлои. Он всячески оберегает свою дочь — единственное, что у него осталось. Оберегает от кого? От мира, который решил, что анормальные люди, иные, приносят ему только беды своей способностью выходить за пределы человеческих возможностей. Поэтому их цель — истребить иных под видом переселения на загадочную гору Мэрдок, на которой обещается безбедное существования до конца счастливых дней. Но Генри слабо верит в эту утопию, поэтому он решил поместить Хлои во временной пузырь, где месяц идет за год, и в котором Хлои повзрослела так быстро. Ему нечего терять: мать Хлои погибла от рук завистливого человечества. Поэтому Генри намеревается идти до конца.

Иные

Вообще, «Иные» не были бы так интересны, являясь по сути своей чисто жанровой структурой, не будь они картиной подробностей. Чего стоит сцена, в которой ребенка перед сном учат успокаивающим дыхательным практикам, чтобы он не выходил из себя почем зря. Создатели, придумавшие такой ход в эру повального увлечения поиском правильного пути и йога-сеансами, не имеющими ничего общего с древними практиками, попали в самую точку. Со сценарием в этом гибридном сай-фай фильме все хорошо и на других уровнях. У нас есть вполне полноценный портрет девочки, несмотря на всю фрагментарность повествования. Мы знаем, чего она на самом деле хочет, чего ей не хватает, о чем она мечтает, сидя подолгу взаперти в каморке, и по кому она так скучает. По сравнению с ней о Генри мы не знаем почти ничего — и в этом тоже есть свой резон. Он тут — родитель, уже отживший свой век, его судьба не интересует ни людей из окружающего мира, которые охотятся исключительно за Хлои, ни его самого.

От того, что в фильме так много актуального материала, это детище жанра обретает новое измерение, выходит за свои пределы так же, как действия Хлои и ее отца выходят за рамки возможного. Очень интересно наблюдать за тем, как Хлои манипулирует временными и пространственными пластами. В этом есть четкая и очень хорошо продуманная сценарная логика — то, что на экране выглядит как органичное перетекание прошлого в будущее и наоборот, на самом деле является точнейшей структурой, даже задумываясь о строгости которой, получаешь неподдельное удовольствие.

Ближе к финалу «Иные» расцветают особенными красками. Оказывается, что мама Хлои — это не видение воспаленного воображения девочки, которая пока еще не слишком хорошо управляется со своими суперспособностями, а вполне живой человек. Поэтому этот фильм оборачивается еще и ни много ни мало фильмом про лучшую киберфеммаму в мире, которая в конечном счете и увозит девочку далеко-далеко к бесконечному счастью.

Ксения Ильина