Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Злой дух»: Рецензия Киноафиши

«Злой дух»: Рецензия Киноафиши

Марат Шабаев посмотрел фестивальный медленный хоррор — и предлагает всем снимать такое кино

Девушка Лиа (Николь Муньос) переживает подростковый кризис — угорает по сатанинскому металу, вешает на стену постеры с Вилле Вало и пьёт винишко с друзьями-неформалами. У кого такого не было? Несмотря на очевидно позерскую эстетику, Лиа всерьёз интересуется оккультными науками. Даже на встрече с писателем жалуется, что в его книгах слишком мало внимания уделено конкретным заклинаниям.

Её мать (Лори Холден) тяжело переживает смерть мужа и часто срывается на дочери. Заканчивается всё переездом в домик в лесу — девочка вынуждена перейти в другую школу и не может часто видеть своих дружков-готов. Взбешённая Лиа отправляется колдовать и вызывает духа-фамильяра. Тот, по её задумке, должен прикончить ненавистную маму. Наутро девушка передумает, но будет уже поздно.

«Злой дух» принадлежит к тем хоррорам, чей сюжет можно без особой потери для содержания пересказать в двух-трех предложениях. Такое часто бывает с незатейливыми слэшерами, которые развлекают зрителя откровенной резнёй, или атмосферными фестивальными фильмами. Этот оккультный сюжет на тему отцов и детей (вернее, матерей и дочерей) тяготеет ко второй категории.

Режиссер Адам МакДональд (сериальный актёр и автор триллера «Роковой маршрут») самоуверенно лишает свой второй фильм ярких и запоминающихся моментов. Это тягучее и размеренное зрелище, часто тонущее в густой тьме ночного леса и сумеречном закате. «Злой дух» можно проинтерпретировать как кино про родственные отношения, но такой подход будет однобоким и не таким интересным, ведь всё и так лежит на поверхности.

Злой дух
«Злой дух»

Этот медленный хоррор вписывается в тренд последнего десятилетия, когда жанровое кино поворачивается спиной к социальным метафорам и причудливым сюжетам, взамен этого занимаясь другими вопросами. Первостепенную роль начинают играть визуальная составляющая (чаще всего — намеренно приглушённые цвета) и своеобразный ритм.

«Злой дух» не превращается в очередной экзорцистский сюжет, а его размеренность отлично рифмуется с неумолимостью рока. Скажешь — не воротишь, напишешь — не сотрёшь. Обманчивый дух способен менять обличия и принимать разные формы, никто не даст гарантии, что он уже не стоит рядом.

Как и нашумевшая «Реинкарнация», фильм МакДональда долго запрягает и дает жару (буквально) только в самом конце — до этого момента пугает приглушённый звуковой ландшафт и саспенс, грозящий смертью из-за каждого угла. При этом «Злой дух» очевидно ближе к другим неторопливым хоррорам в духе «Февраля» Оза Перкинса — никакого пафоса и размаха древнегреческой трагедии, только тревожное чувство одиночества и боязнь ошибиться.

Спрос на подобное есть у эстетствующей публики («Злой дух» показывали на кинофестале в Торонто) и критиков — в жанровых рейтингах 2017 года он занимал довольно высокие позиции. Если вас утомили однообразные консервативные хорроры из киновселенной Джеймса Вана, то Адам МакДональд предоставляет отличную альтернативу.

Фанаты напористого слэшера вряд ли останутся довольны, но пора уже переучиваться к новому типа хоррора — тому, что замедляет бег, а потому гораздо лучше выдерживает длинные дистанции. Если историки жанра в будущем примутся вспоминать неординарные хорроры 2010-х, то «Злой дух» получит среди них пусть не призовое место, но почетное упоминание.