Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«ЖГИ!»: Рецензия Киноафиши

«ЖГИ!»: Рецензия Киноафиши
Убить свою мечту – преступление?

Вот спортзал с депрессивными ярко-желтыми стенами, вульгарными рисунками и следами баскетбольной разметки на полу. На импровизированной сцене – девочка Ромашка (чистый одуванчик), которая поет совсем не детским, взрослым голосом «Жизнь невозможно повернуть назад...». А вот тот же спортзал спустя 30 лет – в хаосе брошенных вещей и красном свете бумажного фонаря тлеет бордовое пианино. А на сцене все та же Ромашка, точнее Ромаш, а еще точнее - надсмотрщица в женской колонии Алевтина Романова (Инга Оболдина). Она готовится к конкурсу талантов «Жги!», куда ее пригласили из-за дерзкой выходки одной из заключенных Марии Стар (Виктория Исакова). Та записала на видео, как Алевтина пела в караоке, что прославило ее на интернет просторах и сделало невольной звездой колонии. Но пробираться к мечте героине придется через колючую проволоку комплексов, общественного непонимания и даже осуждения…

Кадр из фильма «Жги!»

«Жги!» – полнометражный дебют Кирилла Плетнева, за плечами которого железные крылья актерского опыта. Начинающий режиссер настойчиво развивает тему женской духовной несвободы, поднятой еще в короткометражке «Настя», где лбами сталкиваются девушка-полицейский и арестованная. Рабочая рутина, возведенная в символизм, как никогда лучше отражает жизненную предопределенность в рамках бытового комфорта. Герои Плетнева – очевидные метафоры, в духе повести Стивена Кинга «Рита Хейуорт и спасение из Шоушенка», где осужденный Энди Дюфресн раздражал всех тем, что носил свободу в «кармане», и ее никак нельзя было выбить. Так и здесь – Алевтина заперта в своих нереализованных мечтах, а Стар щеголяет «Декларацией независимости США».

Кадр из фильма «Жги!»

Прививкой от сказки оказывается подчеркнутый натурализм и несмелые остросоциальные намеки на чиновничий беспредел и непреодолимую коррупцию. Фильм, снятый в бледно-голубых локациях реальной колонии для несовершеннолетних, абсолютно не создает ощущения искусственности и какой бы то ни было стилизации. При этом Плетнев намеренно избегает депрессивного настроя, ставя свою картину на тонкую границу между комедией и трагедией, заставляя героев петь до конца и во что бы то ни стало (буквально). И, возможно, именно это мешает «Жги!» завоевывать главные призы на фестивалях – нежелание автора манипулировать зрительской жалостью и разжигать мысль об обреченности и несправедливости мира. И это кажется крайне несправедливым, ведь слезы высокого драматизма слишком очевидный способ достучаться до сердец…

Кадр из фильма «Жги!»

Но, если задуматься, реалии открываются не менее болезненные, чем в фильме Формана «Пролетая над гнездом кукушки». Сюжет «Жги!» основан на истории успеха Сэм Бэйли, надзирательницы мужской тюрьмы, которая победила в британском The X Factor. Но в России с 40-летними такие шутки вряд ли случатся, и даже не по причине общественного отторжения, а скорее из-за того, что женщины самовольного заключают себя в тюрьмы социальных ролей и мнимых недостатков. И, конечно, не то что к мечте, им к любви страшно прикоснуться – как это было в «Ледяной матери» Слама. И это печальнее всех натянутых драм.

Кадр из фильма «Жги!»

Что бесспорно прекрасно в фильме, так это каст. Инга Оболдина, то поющая в забвении, то рычащая в злости на заключенных, легко обыгрывает и возродившуюся женщину, и угрюмую бабу. А Виктория Исакова передает на уровне мимики и взгляда заложенную в нее позицию – дерзкой девицы, смеющейся в лицо страхам и самой судьбе. Но особенно очаровательным кажется персонаж Анны Уколовой – добродушной провинциалки, немного неказистой и слишком простой. К игре актрисы проникаешься искренней симпатией через толщу экрана, сюжетной проблемы и всего звенящего на фоне.

В общем, хочется надеяться, что фильм «Жги!», чистый, легкий и непосредственный, еще будет оценен по достоинству и получит свои лавры признания.

Инна Син

В российском прокате с 16 ноября 2017 года

Расписание и покупка билетов на фильм «Жги!»