Оповещения от киноафиши
Скоро в прокате "Марафон желаний" 1
Напомним вам о выходе в прокат любимых премьер и главных новостях прямо в браузере!
Включить Позже
Рецензии

«Неудержимые»: Рецензия Киноафиши

«Неудержимые»: Рецензия Киноафиши
  Поделиться

Американский слет киноветеранов, уже в третий раз устраиваемый самым популярным экспонентом Русского музея Сильвестром Сталлоне, стал доброй традицией. В рамках вечеринки все старперцы могут тряхнуть вольным стилем и показать, что боевик 80-х практически не ржавеет (ну, разве только чуть-чуть, самую малость) и совершенно неубиваем. Тут даже шутки берут из реальной жизни; на вопрос «А упекли тебя за что?» персонаж Уэсли Снайпса, накануне отмотавшего срок за неуплату налогов на 15 с лишним миллионов долларов, не колеблясь отвечает: «За налоги»…

В предыдущей серии дедушки искали пять тонн плутония, затерявшиеся где-то между Албанией, Болгарией, Украиной и Россией. На сей раз они пытаются остановить продажу вакуумных бомб в Сомали, а затем на самолете с разрисованной акульей мордой прибывают в страну под названием Asmanistan, снятую, впрочем, всё в той же Болгарии. Здесь Сталлоне поднимает своим товарищам самооценку. Здание, в котором происходит решающая битва, называется «Хотел Аракси»: именно так, кириллицей. «Хотел» – это, понятно, калька с Hotel, а Аракси – армянское женское имя. Получилось весьма пикантно и обнадеживающе. Про операцию в здании один из персонажей тут же добавляет: «Легкотня – начать и кончить». А герой Бандераса, ухитряющийся совмещать ближний бой с флиртом, немедленно вопрошает: «Хочешь подержать мой ствол?» Еще немного – и рейтинг PG-13 пришлось бы менять на NC-17…

С точки зрения дворового психоанализа, старожилы экшен явно что-то компенсируют суперстволами, не влезающими в экран, и разными иными признаками крутизны. На вопрос «А ты что за тип?» Шварценеггер отвечает прямо и без уверток-обиняков: «Я тот, кто вас всех спас». Впрочем, с подобным ответом за роль слогана вполне может поспорить фраза: «Ты будешь очень впечатлен и очень мертв», а в еще большей степени – коронный пассаж Сталлоне: «Я твоя Гаага!» Это уже высший пилотаж, уровня Дэнни Трехо («Мачете не эсэмэсит!» и «Мачете не твитит!», помните?). Правда, Рокки Бальбоа уже до такой степени перекачался, что возникли необратимые проблемы с мимикой. Когда Сталлоне пытается изобразить на лице сострадание или, того хуже, мысль, гримасы выходят довольно жутковатые. Особенно это видно в словесных поединках с Мелом Гибсоном, играющим харизматичного злодея, которому досталась вся драматургия, точнее – все те несколько фраз, которые и составляют сценарий. Это, собственно, изречения о том, что правительство и спецслужбы «пожирают своих детей», что «когда Каин убил брата, Господь отлучил его от мира», ну и еще пара-тройка общих соображений. Остальная фабула исчерпывается несколькими суровыми мужскими шутками, несколькими суровыми мужскими серьезностями (которые точно так же произносит мужикообразная дзюдоистка и чемпионка по смешанным боевым искусствам Ронда Рауси) и большим огнестрельно-рукопашным грохотом. Последние герои боевиков передают молодому поколению, задействованному в фильме именно с этой педагогической целью, основы кинематографического долгожительства в том жанре, в котором, по идее, долго не живут, но в котором на самом деле – посмотрите на Сталлоне со Шварценеггером – живут долго и счастливо.

Сергей Терновский

Подробности