Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Железный человек 3»: Рецензия Киноафиши

«Железный человек 3»: Рецензия Киноафиши

Начать здесь следует с финала. Точнее, даже не с финала, а с эпилога, идущего за финальными титрами и представляющего все произведение как психоаналитический сеанс, причем как сеанс неудавшийся: аналитик засыпает ровно на том месте рассказа, где запускается сюжет «Железного человека – 3», и просыпается лишь тогда, когда герой Роберта Дауни-младшего договаривает заключительную фразу о новой порции своих приключений. Этот образ профуканности терапевтического приема (в обоих значениях слова «прием») идеально рифмуется с комой главного охранника Хэппи, которого играет постановщик первых двух серий Джон Фавро: новый сценарист и режиссер Шейн Блэк отправляет прежнего режиссера, сделавшегося комическим увальнем, в ловко рассчитанную кому, откуда тот выходит лишь в финале, да и то для того только, чтобы не пропустить по телевизору очередную серию любимого «Аббатства Даунтон».

Шейн Блэк, сценарист «Смертельного оружия», «Последнего бойскаута» и «Последнего киногероя» (точнее, «Последнего героя боевика»), едва ли не главный изобретатель американского постмодернистского экшен 90-х, – не зря упек своего предшественника в долгосрочную кому. Лишь единожды показавшись в 2000-х на киносцене (правда, не только со сценарной обновкой, но и с режиссерским дебютом: «Поцелуй навылет»), Блэк снова вынырнул, уже в 2010-х, в качестве «расширителя» марвеловской вселенной. «Расширение», правда, получилось дутым. С одной стороны, Шейн Блэк как будто бы добавил «Железному человеку» фирменной кристофер-нолановской мрачности: тут вам и терроризм, и панические атаки, и упоминание (всуе) Короля Лира, и еще кое-какие ужасно мрачные подробности. С другой стороны, «Железный человек», за вычетом некоторого количества удачных шуток («Мама на работе. А отец ушел за лотерейными билетами. Лет шесть назад. Выиграл, видимо») и дурашливо снятых приступов паники, стал окончательно «деревянным» и почти откровенно детсадовским. Аудитория Iron Man должна теперь сильно прирасти за счет интернациональной малышни, обожающей сражения роботов с киборгами и тому подобную технологичную чушь.

И в самом деле, вся напускная инфернальность, как бы заимствованная из новейшей бэтменианы (впрочем, с горячими, даже горячнющими, приветами Джеймсу Кэмерону и Стивену Спилбергу), оказывается совершеннейшим пшиком. Разве может серьезный террорист, гроза американской цивилизации, носить имя Мандарин? Естественно, персонаж с подобным псевдонимом, странная пародия на полковника Курца, способен лишь сгустить ужасы в собственном туалете, что режиссер Блэк не забывает продемонстрировать с каким-то неистребимо подростковым ехидством. На этом, в сущности, терроризм и заканчивается, ибо «термогенные сигнатуры» и «нижние репульсоры», диалоги с искусственным разумом, рассуждения о порочности лжекитайских предсказаний в американских печеньках, поцелуи с механической отверткой и вертолетные атаки на резиденцию Тони Старка, пародирующие фрэнсис-форд-копполовский апокалипсис, – уже чистый аттракцион, стеб да стеб кругом, не знающий никакого удержу и никакой цели. Своего рода «постмодерн» для бедных и не то чтобы особо умных…

Сергей Терновский