Москва, RU
Ваши билеты в личном кабинете

«Черное золото»: Рецензия Киноафиши

«Черное золото»: Рецензия Киноафиши

В известном смысле «Черное золото» можно считать продолжением другой, гораздо более ранней и исторически, наверное, гораздо более масштабной картины Жан-Жака Анно – «Борьба за огонь», снятой в 1981 году. В ней речь шла об одном из главных этапов эволюции первобытного человека, причем Анно попытался максимально аутентично реконструировать взятый им период незапамятной древности. «Черное золото» – та же борьба за огонь, только уже на новом витке общественного развития. Теперь огонь и по совместительству кровь, бегущая в жилах современной цивилизации, – это нефть. Ее обнаружение в 30-х годах ХХ века на Аравийском полуострове, как раз и описываемое в фильме, в значительной степени повернуло ход истории, создав новую пуповину мировой экономики и очень быстро завязав ее в гордиев узел.

Анно и его соавторы-сценаристы, адаптировавшие роман автогонщика, писателя и борца с вивисекцией Ханса Рюша «Большая жажда», – давний соратник по «Имени розы», «Врагу у ворот» и «Двум братьям» Ален Годар и постановщик пронзительной картины «Дитя с Марса» голландец Менно Мейес – прекрасно уловили и передали на экране главное противоречие всей новой истории региона (не только Ближнего, кстати, но – точно так же – Среднего и Дальнего Востока), притом противоречие практически неразрешимое. Аравия первой трети ХХ столетия – это рыхлый, неустойчивый конгломерат родоплеменных объединений, живущих в основном в огромной бедности и, в меру человеческой возможности, помнящих о родовом понятии чести. Это мир, где «слезы – напрасная трата воды», где знать и простолюдины одинаково выкашиваются холерой и где дремучее невежество и суеверие парадоксально соседствуют с великой мудростью общества, не зараженного предпринимательским духом. «Воистину, быть арабом значит прислуживать официантом на мировом банкете», – восклицает один из местных властителей, султан Несиб, которого играет Антонио Бандерас. Но вот некий человек из Техаса обнаруживает нефть на некоем клочке аравийской земли. И та жидкость, которая раньше шла лишь на компрессы для верблюдов, больных чесоткой, теперь воздвигает исламские институты, военно-воздушные базы, библиотеки и больницы. И вот уже блестяще снятые оператором золотые блики от золотого портсигара бегут по лицу увешанного золотыми украшениями султана Несиба, раздающего золотые швейцарские часы подконтрольным шейхам и князькам. Другой властитель – султан Амар, роль которого исполняет Марк Стронг, отказывается разделить нефтяной барыш и объявляет войну самому устройству общества, основанного на нефти. Трагедия этих двух просвещенных и благородных людей, блистательно сыгранных двумя великолепными актерами, в том, что один объективно тянет историю в пропасть нищеты и мракобесия, а второй – не менее объективно – в пропасть денежно-нефтяной роскоши, основанной на лицемерии и коррупции; третьего же пути нет. Его нет не потому, что о нем никто не знает, и не потому, что идти по нему никто не хочет, – его нет потому, что человеческая природа слаба и способна находить опору по большей части либо в фанатизме, либо в удовольствии. Какими бы благими ни были помыслы одиночек, в социальном формате подобные помыслы неизбежно приведут в ад. Именно об этом фильм Жан-Жака Анно, которому, правда, не хватило твердости избежать приключенческого соблазна (во второй половине фильма его концептуальный стержень довольно сильно размягчается атмосферой костюмированных приключений), но которому хватило духу показать на примере одной геополитической истории всю обнажившуюся структуру эпохи.

Сергей Терновский