Ваши билеты в личном кабинете

«Двойной копец»: Рецензия Киноафиши

«Двойной копец»: Рецензия Киноафиши

Кевин Смит, он же Молчаливый Боб, нанес ответный удар. Самому себе. По всем тем частям тела, которые он столь часто и красноречиво упоминает в каждом своем фильме уже не первый десяток лет. Кевину Смиту, по мере того как он увеличивается до такой степени, что его уже перестают пропускать на пассажирские самолеты, явно надоедает снимать и малобюджетные размеренные жизнеописания провинциальных бездельников, и постмодернистские хулиганские шутки вроде «Догмы». Начиная с «Девушки из Джерси» мистер Смит поворачивается лицом (ну, может быть, не совсем лицом, но по крайней мере передом) к широкому зрителю, столь же широкому, как и он сам. Неизменным остается лишь градус похабщины, заставляющий покрепче впихнуть в каждый метр пленки максимальное количество анальных и генитальных острот. Однако если в той же «Девушке из Джерси» Смита зачем-то пробило еще и на мелодраматические причитания, то в Cop Out Молчаливый Боб утер свои кукушкино-крокодиловы слезы и предался неге чистой непристойности. Если, конечно, здесь вообще можно употребить слово «чистый». Нет, не то чтобы Кевин Смит совершенно удалил всякую мылодраматичность: герой Брюса Уиллиса очень трогательно жаждет оплатить свадьбу своей дочери и таким способом всемерно посодействовать ее женскому счастью. Нельзя же, в самом деле, оставить широкого зрителя совсем без всякого импульса к тому, чтобы немного порыдать в какую-нибудь любящую и уже присморканную жилетку. С другой стороны, не таков Кевин Смит, чтобы излучать слишком много подобных импульсов. Поэтому, оставив на долю Брюса Уиллиса фирменный сдержанно-умудренный плутовской прищур, Молчаливый Боб заставляет большинство прочих персонажей разыгрывать запредельную дебил-комедию. Тут «накалывают на рожу трахающихся единорогов», «присовывают в очко», «засирают всё наглухо»; ругают реалити-шоу как «худшее порождение Голливуда» только потому, что там не «отсасывают у шимпанзе»; стражи порядка ловят правонарушителей с криками: «Вали его, Джимми! Он меня за сиську трогает», а правонарушители отвечают стражам порядка не менее философскими тезисами: «Разве ты не злишься, что твою жену сейчас кто-то пялит в жопу?» Второй блюститель закона – в исполнении Трейси Моргана – доводит практику кривляний, освоенную когда-то Ричардом Прайором, а затем интенсифицированную Эдди Мёрфи, Крисом Роком, Мартином Лоуренсом и многими другими, до такой непосредственной имбецильности, что смеяться как-то совсем трудно. Конечно, у чрезмерно широкого зрителя (я бы, говоря словами Мити Карамазова, сузил) запросто вызывает не менее имбецильный смех вид здорового черного мужика, зацикленного на собственной дефекации, пускающего изо рта недоеденные чипсы и избивающего плюшевого медведя с криком «Пидарас!», но если это все, на что теперь способен Кевин Смит, то дела его явно идут неважнецки. Возможно, не стоило Молчаливому Бобу менять своих пригородных лоботрясов на формат «большого кино», сколь бы большая нужда («надежда славы и бабла», перефразируя классика) ни заставляла его расследовать на экране такое поистине большое дело. Vlad Dracula

Приложение киноафиши